Поделиться

воскресенье, 28 февраля 2010 г.

Треснувший рупор-2: депутаты о законе, регулирующем Интернет, или "на кого Бог пошлет"

25 февраля на сайте Лента.Ру появились результаты пресс-конференции в онлайн-формате, которую давала член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Ольга Носкова. Заявленной темой конференции был проект закона о регулировании правовых отношений в Интернете (Какие нормы будут содержаться в законопроекте? Каким станет Рунет в случае его принятия? Что законодатели понимают под регулированием Интернета?). Когда проходила сама конференция, я сказать, к сожалению, не могу - видел только итог. Впрочем, и итога мне хватило с лихвой.

Событие, в общем-то, рядовое, а я не падок до комментариев наподобие "этот сказал вот это". Однако же сие феерическое локальное действо очень хорошо подходит в качестве миниатюрной модели глобальной политики нашего государства и понимания им современной ситуации вокруг информационных технологий.

Коротко говоря, мне непонятно, зачем давать пресс-конференцию по вопросам, в которых ты однозначно некомпетентен (и зачем организовывать такую конференцию с точки зрения СМИ). Речь не идет о том, что госпожа Носкова - журналист и кандидат филологических наук, а не хакер, хотя это тоже не плюс. Дело в том, что она, хоть и является членом профильного Комитета Госдумы, тем не менее, не является непосредственным разработчиком проекта закона (и говорит о его авторах в третьем лице).

В основном вопросы касались либо норм, которые будут заложены в новый закон, либо квалификации людей, его разрабатывающих. В силу опосредованности отношения г-жи Носковой к проекту она, естественно, не смогла ответить однозначно ни на один из этих вопросов. Ее риторика включала такие слова и выражения, как:
  • "Скорее такие законодательные акты – это защита и общества, и пользователей..."
  • "Вопрос обсуждается. Дождемся проекта."
  • "Проект, который мы будем обсуждать, должен ответить на самые главные принципиальные вопросы..."
  • "Соглашусь с вами, попытки были, возможно, очередную попытку ждет более счастливая судьба." - Это в ответ на замечание о том, что ни один существенный закон в обсуждаемой области так и не был принят.
  • Многочисленные "надеюсь", "думаю", "сомневаюсь" и т.д.
  • "Гражданское общество, где ты? Сторонники безграничной свободы очень громкоголосы. А вот тех, кто хотел бы детей защитить от порно, почти не слышно." - Здесь не соглашусь, поскольку нас, например, в рамках МОО "ИДВ" очень даже слышно, в частности, нас слышно в Общественной палате и в программах а-ля "Чистый Интернет" и других. Просто нужно слушать...
  • "Надеюсь, что наш путь не китайский и не иранский."
  • "Во всяком случае, мы бы этого не хотели." - Это в ответ на вопрос о том, не станет ли этот законопроект губительным для российского хостинг-бизнеса... Хорошенькое дело. Может быть, я параноик, но у меня априорное "нам бы этого не хотелось" почему-то однозначно ассоциируется с апостериорным "ну вот, к сожалению, так получилось".
  • "Хотелось бы, чтобы законопроект предусмотрел защиту интернет-сообщества, пользователей и общества в целом от этих рисков."
В общем как-то так.

В рамках конференции первая же пара вопрос-ответ вызвала у меня недоумение. Цитата:
Вопрос:
Николай [16.02 06:57]
Каким определением интернета будет оперировать принимаемый закон.
Да и как надо писать термин, на Ваш взгляд, (привычным как в тексте перед вопросами, или с большой буквы, как объявили филологи)
Ответ:
Здравствуйте. Как я понимаю, многие вопросы, в том числе и об определении понятия "Интернет", даны с опережением. Только тогда, когда будем иметь перед обсуждением на рабочей группе сам текст закона, мы обсудим и предлагаемое авторами определение. И с вами им поделимся.
На мой взгляд, правы филологи.

По-моему, первое с чем нужно определяться при разработке любого норматива, так это с терминами. В противном случае в законе гипотетически может быть написано, что "под зелеными собаками по тексту подразумеваются красные кошки, которые должны вести себя, как синие овцы, за которыми должны наблюдать хостеры". Согласен, жесткая метафора, но справедливая. Обращаю внимание: в вопросе спрашивалось не "что будет регулировать закон", а "каким определением он будет оперировать". То есть речь идет не о том, насколько далеко продвинутся самоотверженные законодатели, а о том, понимают ли они вообще, над чем работают? Интернет появился не вчера или позавчера - он существует много лет, независимо от того, как его называть. Поэтому перед какими угодно работами по регулированию Интернета, нужно было дать, а точнее, сформулировать, определение, отражающее суть явления, и для этого нужна не фантазия, а квалификация. Таким образом, первый же ответ госпожи Носковой на первый же вопрос полностью убил во мне веру в нечто конструктивное в связи с новым законом.

С чем я согласен, так это с тем, что отдельно стоящее слово "Интернет" нужно писать с большой буквы: на мой взгляд, мы получим основания писать его с маленькой не раньше, чем начнем писать "сеть мтс", "сеть билайн" или "сеть мегафон" (применительно к сетям, а не к компаниям).

Отдельная тема - это многофазовый спор о том, какую квалификацию должны иметь разработчики закона. Эта тема всплывала несколько раз. Вот некоторые реплики госпожи Носковой:
Боюсь, что у нас с вами могут быть разные представления о достаточности знаний, квалификации и других качествах депутатов, работающих над законами в ГД. Да и депутаты очень разные. Для того и привлекаем к работе над законами высокого уровня специалистов, они в составе рабочей группы и генерируют идеи и тексты. А в нашем случае – мы обращаемся и будем обращаться к широчайшему кругу экспертов.

а) Вы действительно считаете, что для написания правил дорожного движения надо закончить автофак? Или можно быть юристом?
б) Есть такие, обладающие очень реальным опытом работы в современной IT-индустрии. Рабочая группа состоит не только из депутатов.

Здравствуйте. Да, МГУ, факультет журналистики, кандидат филологических наук. Плохо? Если бы за плечами был технический вуз, вам было бы приятней? Проект закона пишут юристы. Квалифицированные. Я координирую деятельность рабочей группы, куда входят специалисты разного образования и опыта. Большей частью - хорошо известные в своих сферах.

Уважаемый Михаил, мне всегда казалось, что законы - это юридическая, а не техническая инструкция по пользованию железом.

Во-первых, стоило бы определиться, на что делать упор в ответах: на то, что есть эксперты, или на то, что они не нужны! С моей точки зрения, первый вариант продуктивнее. В этом случае мотив высказываний был бы таким: "Мы не специалисты, мы юристы, филологи и так далее, но избиратели вверили нам разработку законов, и, желая выдать качественный продукт, мы компенсируем свое незнание специфики за счет привлечения многочисленных высококвалифицированных экспертов". Из слов же госпожи Носковой складывается другая песня: "Ну раз уж вы все так обеспокоены, мы привлекли несколько безымянных людей из сферы информационных технологий, хотя законы все равно пишем мы, и вы получите то, что получите".

Во-вторых, по пункту а) второй из приведенных реплик: нет, быть только юристом категорически нельзя! Это касается и ПДД, и Интернета. Фактически, когда водитель думает, что "вот здесь можно повернуть, и ничего не случится", несмотря на то, что поворот запрещен - он и пишет ПДД сам для себя. Последствия таких действий может наблюдать любой житель крупного города чуть ли не каждый день по дороге на работу. Страдают от этого не только сами горе-водители-законотворцы. В случае же с Интернетом - он изначально создавался как среда передачи данных, его природа - это сетевые протоколы, оборудование, программы и т.д., то есть его техническая сторона является основополагающей, и большинство неприятностей, которые сегодня имеют место, связаны именно с ней. Что касается Интернета как социального явления, то оно имеет длинную историю, множество этапов, вех, о которых нужно иметь представление. Когда юристы неграмотные в ИТ-сфере пишут для нее законы, получаются такие творения, которые мы сегодня имеем. Можно открыть любой закон, так или иначе касающийся сферы компьютеров или телекоммуникаций, и убедиться в том, что он изобилует белыми пятнами, двусмысленными формулировками, нормами, которые невозможно применять в силу технической специфики, и прочими артефактами или атавизмами.

Юрист, который не умеет водить, не должен писать ПДД. Однако в случае с автомобилями есть хоть какая-то всеми признанная детерминированность: умеешь водить/не умеешь водить. А что в случае Интернета означает "водить"? Понимают ли это законодатели? Сомневаюсь, поскольку не дано даже определение самого Интернета. Однозначно могу сказать, что не каждый, открывший Яндекс, - водитель.

Выводы: В части законотворчества в области регулирования отношений в Интернете у творцов наблюдается неопределенность с базовой терминологией, полное непонимание характеров и состава участников интернет-сообщества, дефицит профильных специалистов, а также понимания необходимости в них. Как следствие, работа ведется вслепую с опорой на некие гипотетические благие намерения, которыми, как всем известно... Удручающе. Я, честно говоря, совсем не такие процессы имел в виду, когда говорил о том, что государство должно заниматься ЗА-КО-НО-ДА-ТЕЛЬ-СТВОМ.

воскресенье, 21 февраля 2010 г.

Треснувший рупор: СМИ и ИТ

Открываю новую рубрику. Неизбежно: накипело. Знаете, я никогда целенаправленно не читал газет (я их целенаправленно избегал), никогда за все 30+1 лет жизни (правда, совсем уж в глубоком детстве, в возрасте с двух до пяти лет, я любил их сортировать по датам - вот оно когда все началось, если подумать: не в семь лет со "Спектрума", а в два года с сортировки газет с описанием Пленумов ЦК КПСС). И вот каждый раз, когда доводится натыкаться на газетные статьи по информационным технологиям (ИТ) (а сейчас с развитием Интернета, нет-нет, да и наткнешься - форма уже другая - электронная, но компетентность авторов та же), убеждаюсь, что правильно делаю - ничего не теряю, напротив, сохраняю здравость рассудка. Деятельность нашего правительства в борьбе с... пардон, в борьбе за ИТ и без того далеко непрозрачна, часто непонятна, зачастую непоследовательна и всегда дорога, а ее направление - неоднозначно и часто меняется, так СМИ делают ее и вовсе мутной (то есть я надеюсь, что это все-таки СМИ ее так представляют, а не она сама по себе такая). Так что в постах с таким же заглавием, как у этого (после которого будет следовать номер "выпуска" пасквиля), буду разбирать публикации непрофильных СМИ об ИТ.

Для начала рассмотрим статью, размещенную на сайте "Ведомостей" 18 февраля 2010 года под названием "Долина советов".

По поводу данной статьи у меня вертится на языке такое количество язвительных комментариев, что даже предохранитель сарказма в мозге выгорел (в результате чего и появился этот пост). Консультироваться с зарубежными специалистами - это замечательно и правильно, но вот подача... Я ограничусь двумя комментариями:
  1. Для начала напомню, что "Кремниевая долина" - это условное обозначение и картографически не обозначается. Впервые это сочетание слов употребил калифорнийский журналист и издатель газеты "Microelectronics News" Дональд К. Хеффлер в статье "Кремниевая долина США", появившейся 11 января 1971 года. В "Кремниевую долину" он переименовал долину Санта-Клара (Полунов Ю.Л. От абака до компьютера: судьбы людей и машин. Том 2. - М.: Русская редакция, 2004). В настоящее время Силиконовая (Кремниевая) долина географически включает в себя урбанизированную северную часть долины Санта-Клара и примыкающие к ней с северо-запада районы полуострова Сан-Франциско и с северо-востока восточный берег залива Сан-Франциско. А теперь цитата из обсуждаемой статьи:

    В этом году по инициативе президента Дмитрия Медведева в России начнет создаваться «инноград» — аналог Кремниевой долины в США. Президентская комиссия по модернизации выберет заявки крупных частных компаний, и наиболее перспективные разработки разместят в «иннограде».


    В становлении Кремниевой долины в качестве центра испытания инноваций, новых идей и технологий в Америке сыграло свою роль множество факторов: прекрасный климат, огромные вложения государства в развитие оборонной промышленности Калифорнии, благоприятная ситуация (тогда) на рынке труда, высокий средний уровень зарплаты, удобные транспортные артерии, существование местных "поставщиков" высококвалифицированных кадров с университетскими дипломами (в "долине" и около располагаются университеты Сан-Хосе и Санта-Клары, Калифорнийский университет в Санта-Крузе и Стэнфордский университет, с которого во многом и началась "долина"), тесная связь научного сообщества штата с его индустрией.

    Возникает вопрос: что именно наше государство хочет спешно соорудить в качестве "иннограда" (и, вообще, почему "инноград" в кавычках и с маленькой буквы: слову "ВУЗ", чтобы стать нарицательным, потребовалось лет так 50, а "инноград" впервые прозвучало, если не ошибаюсь, в конце прошлого - начале нынешнего года... видимо, все зависит от того, кто произносит)? Климат? Пяток крупных и развитых (в полезном смысле этого слова) университетов? Бунтарский дух? Дороги (не верю)? По-моему, построить "аналог Кремниевой долины" - это все равно, что построить "аналог Католической церкви" или "аналог китайской культуры".

    Позволю себе процитировать еще одно интернет-издание - "Труд":

    В Томске Дмитрий Медведев объявил, что инновационный центр — не Кремниевая долина, но прообраз города будущего, испытательный полигон новой экономической политики.

    Как пояснил «Труду» источник в администрации президента, город будет представлять собой технопарк, площадки которого будут сдавать в аренду различным компаниям, возможно, со временем вокруг технопарка будут строиться жилые микрорайоны. По словам собеседника, точное место расположения центра еще не определено, но рассматривается ряд городов Московской области. Собеседник «Труда» отказался их назвать.


    О противоположности смысла формулировок, касающихся сути "иннограда", говорить не будем - разные газеты не обязаны между собой соглашаться. Однако, если чиновник действительно сказал то, что он сказал по "выражению" "Труда"... Как вы думаете, в чем основная проблема наших ИТ-компаний? В том, что им некуда посадить людей? Вовсе нет. Основных проблем несколько, и ни одна из них не касается отсутствия площадей под офисы или нехватки в офисах розеток, куда можно "воткнуть компы". Проблемы наших ИТ-компаний связаны с тем, чем государство и только государство (в виде исполнительной и законодательной власти) может и должно заниматься, с тем, без чего государство (как институт) не может существовать. Эти проблемы связаны с законодательством, в частности, с нынешней налоговой системой и тем, что в структурах бюджетов ИТ-компаний средства на заработную плату составляют до 80%, с тем, что отсутствуют гарантии для зарубежных инвесторов при том, что инвестиции в ИТ - это значительный риск. Наше государство упорно не хочет заниматься этими вопросами - своими прямыми обязанностями, предпочитая выделять деньги неизвестно на что и раздавать новые красивые обещания. У нас чуть ли не каждые полгода происходит какой-то "ребрэндинг" инновационной политики: Электронная Россия -> Технопарки -> ГЛОНАСС (Знающие люди мне говорили, что там работы ведутся - слава Богу! Всего-то прошло 28 лет с момента запуска первого спутника для этой системы, разработанной еще по заказу Министерства обороны СССР) -> e-goverment (AKA Электронная Россия версий 2 и 3) -> Суперкомпьютеры -> "инноград" (или Технопарки версии 2).

    Законодательством должно заниматься государство, ЗА-КО-НО-ДА-ТЕЛЬ-СТВОМ ("Дома должен сидеть старый черт, а не шляться, черт знает где!"), создавать условия для возникновения и развития предпринимательства в секторе ИТ, а не пытаться пересаживать имеющихся относительно немногочисленных предпринимателей, задыхающихся (или начинающих задыхаться, или живущих в ожидании перекрытия кислорода, или просто дышащих неполной грудью) под гнетом налогового бремени, с одной табуретки на другую. Это что, настолько неочевидно? В том, куда сесть, отрасль сама разберется, на то в ней и сосредоточены мы - высокоинтеллектуальные кадры!
  2. Это уже, скорее, из области комедии:

    Галицкий отмечает позитивную деятельность «Роснано»: ее гендиректор Анатолий Чубайс в 2009 г. много ездил по США в поисках партнерства по технологиям, на базе которых можно создать совместные high tech компании в России.


    Занавес! Я бы многое отдал за работу, где мою деятельность "позитивно оценивали" бы по факту моих многочисленных разъездов по США и другим странам. А "Роснано"... Ну ездил гендиректор, ну много ("Читал пейджер...много думал...") результат-то каков? Неужели у "Ведомостей" не хватило любопытства или профессионализма, чтобы хоть какую-то конкретную информацию привести? Вообще-то я знаю ответ на этот вопрос (даже два и оба неутешительные: либо не хватило и потому не интересовались; либо хватило и поинтересовались, но написать было нечего), но постоянно хочется ошибиться.
Для первого "разбора полетов", думаю, достаточно. Завтра будет новый день и новые публикации...

понедельник, 15 февраля 2010 г.

О некоторых аспектах использования электронных материалов и инструментов Веб 2.0 в обучении и науке

(Статья предназначается для международного конгресса "Роль бизнеса в трансформации российского общества", поэтому такая формальная. Честно говоря, тяжко было - отвык я уже писать в обезличенной форме и в третьем лице, а ведь не за горами докторская.)

Два последних десятилетия значительно изменили структуру методов создания, распространения, хранения и использования документов, а также потребления их содержимого. Сегодня ни образование, ни наука, ни практически любая другая деятельность немыслимы без производства и/или изучения тех или иных материалов в электронной форме. За годы было проведено множество исследований, касающихся различных аспектов восприятия материала «с экрана» человеком, которые дали ценные результаты для дальнейшего совершенствования технологий создания и презентации цифровых документов (большое число ссылок на подобные исследования можно обнаружить в книгах: Купер, А., Рейман, Р. и Кронин, Д. Алан Купер об интерфейсе. Основы проектирования взаимодействия. СПб : Символ-Плюс, 2009 и Нильсен, Я. Веб-дизайн: книга Якоба Нильсена. СПб : Символ-Плюс, 2007). Однако изучение физиологических и психологических аспектов этого восприятия не позволяет судить о том, какие «места» и в каком долевом соотношении специалисты той или иной отрасли или люди, относящиеся к той или иной социальной группе, занимают в глобальном круговороте цифровой информации.

Поясним на примере из другой области: конкретный субъект может страдать от аллергии на клубнику или не страдать – в этом случае он либо не может употреблять ее, либо может. Кроме того, клубника может нравиться субъекту или не нравиться – в этом случае он также может есть ее или нет. Возможно, у субъекта имеется материальная возможность для приобретения клубники, а, возможно, - нет. Тем не менее, ни один из перечисленных аспектов, имеющих различную природу (наличие/отсутствие аллергии, наличие/отсутствие пристрастия, наличие/отсутствие материальных средств), и даже все они в сумме ни коим образом не дают представления о способностях и квалификации субъекта в области кулинарии, в целом, и в приготовлении блюд из клубники, в частности. Тем не менее, для владельца ресторана, всех его клиентов и, вполне возможно, самого субъекта важно именно это.

Управление материалами (или контентом) представляет собой целостную подсистему в рамках жизнедеятельности человека и включает комплекс методов целеполагания, поиска, извлечения, потребления и утилизации этого материала. Если рассматривать управление материалами в таком качестве, становится понятно, что особенности восприятия той или иной их разновидности, на том или ином носителе, а также структура материала и особенности его презентации – это лишь некоторые из множества возможных аспектов и, далеко не всегда, наиболее важные.

Исследование, некоторые результаты которого приводятся в данной работе, отличается от других на подобную тему именно тем, что его целью изначально было получение целостной картины и структуры работы респондентов с материалами. В данном случае речь идет об оценке характера и методов работы специалистов в области информационных технологий (ИТ), а также специалистов, так или иначе связанных с отраслью ИТ (например, по линии общественной работы), с профессиональной литературой, специализированными блогами и сообществами, поисковыми системами, интернет-магазинами и т.д. Исследование проводилось посредством опроса в электронной форме. Опросный лист включал 19 вопросов. В качестве респондентов в исследовании участвовали специалисты в области информационных технологий (в основном, выпускники Московского государственного университета экономики, статистики и информатики (МЭСИ)), сотрудники Московской финансово-промышленной академии (МФПА) (заведующие кафедрами и преподаватели), члены Экспертного совета Межрегиональной общественной организации «Информация для всех».
Общие результаты исследования таковы:
  • 75% опрошенных читают литературу по своей рабочей или учебной специальности не просто регулярно, а практически ежедневно.
  • 65% респондентов уверенно заявляют о том, что интересуются литературой на иностранном языке. Можно обоснованно предположить, что в большинстве случаев имеется в виду литература на английском языке. Нужно отметить, что возможностью понимания профессиональной литературы на английском языке обладает большинство российских специалистов и ученых, хотя нельзя утверждать на основании этого, что все они «знают английский язык». Как показывает практика (в том числе практика работы над журналом «Прикладная информатика»), значительно меньшая доля специалистов и ученых владеет навыками разговорной речи и письма на этом языке.
  • Среди причин интереса к литературе наиболее часто отмечаются «самосовершенствование», «повышение квалификации», «стремление быть в курсе научных событий», что вполне естественно. Также указывались такие причины, как «поиск идей», «написание статей», «создание учебников и учебных пособий», «сравнение зарубежной и отечественной практик» и «абстрактный интерес».
  • 80% респондентов являются авторами статей и/или книг.
  • 65% заинтересованы в публикациях в электронной форме в том или ином виде.
  • 70% опрошенных используют цитаты из профессиональной литературы в речи, либо в статьях.
  • 75% респондентов часто находят позиции или тезисы авторов изучаемых материалов небесспорными и не против это обсудить. Еще 10% также бывают не согласны с авторами материалов, но не обсуждают это.
  • Чуть меньше половины опрошенных при выборе литературы учитывают сторонние рецензии (не являющиеся рецензиями издателя или интернет-магазина) и фрагменты текста. Часто отдельно отмечается недоверие к рецензиям магазинов и издательств. 65% респондентов при поиске и первичном анализе книг (до прочтения) так или иначе использует Интернет.
  • 80% респондентов узнает о новых книгах из Интернета (посредством рассылок, сайтов издательств, интернет-магазинов, блогов и т.д.). Многие респонденты отмечали, что Интернет, тем не менее, не является ни главным, ни тем более единственным источником подобной информации (кроме того, используются списки литературы уже изученных трудов, советы и отзывы друзей и коллег и т.д.).
  • 60% участников исследования начинает поиск литературы (бумажной или электронной) в Интернете с поисковых систем, остальные – с сайтов издательств, интернет-магазинов и т.д. Многие из тех, кто начинает поиск с поисковых сайтов удивлены тем, что могут быть и другие пути.80% от общего числа респондентов пользуются услугами интернет-магазинов, однако в половине из указанных случаев (в 40% случаев от общего числа опрошенных) специально отмечается, что покупки производятся крайне редко, либо, что покупка производилась всего один или два раза. Интересно, что, согласно ответам опрошенных, в случае однократных или редких покупок они часто мотивированы желанием заполучить ту книгу, которую не удалось найти иным способом – с точки зрения автора данной работы это стоит принять к сведению руководству книжных интернет-магазинов.
  • 30% опрошенных отдают явное предпочтение бумажной форме книг и других материалов; 30% - материалам в электронной форме; 40% не имеют явных предпочтений, ссылаясь на категорию, объем, формат и обстоятельства изучения материала в качестве причины в выборе той или иной его формы.
  • Половина опрошенных регулярно читает специализированные блоги, еще 20% читают их от случая к случаю.
  • 60% респондентов состоят в онлайн-сообществах, ведут блог и/или активно участвуют в обсуждениях на специализированных форумах.
Интересные ответы были получены на предложение закончить фразу: «Книга в электронной форме – это…». Среди них были весьма нетривиальные, в частности:
  • «…то, что нельзя поставить на полку и пролистать, держа в руках, то на чем затруднительно расставить пометки, но из чего легко заимствовать цитаты».
  • «…хороший помощник для встречи с бумажной».
  • «…все равно, что невеста в бронежилете».
  • «…малоудобно».
  • «…оперативный инструмент».
Наиболее сложными с точки зрения оценки оказались ответы респондентов на вопрос о том, чем, по их мнению, «статья» отличается от «поста в блоге». Вопрос не был «праздным»: ответы на него должны были косвенным образом подтвердить (что и произошло) или опровергнуть точку зрения автора данной работы, состоящую в том, что в ближайшие 2-3 года нас ожидает бум «научного» или «специализированного» Веб 2.0. Дело в том, что респонденты затруднялись ответить на этот вопрос, не видели разницы между двумя упомянутыми формами материала или упоминали различия, связанные непосредственно с технологией реализации и функционирования блогов (в частности, наличие обратной связи), либо различия, связанные с содержанием блогов, с которыми они знакомы (свободный стиль, «PR-направленность» постов, небольшой объем поста, возможность передачи личного отношения к предмету, неполнота проработки материала, отсутствие рецензирования и т.д.). Иными словами, ничто не мешает опубликовать хорошую, качественную научную или практическую статью в формате блога. По данному вопросу были дополнительно опрошены известные профессиональные блоггеры: Роман Дмитриев, Алексей Терехов, Александр Тодосийчук и Сергей Токарев (имена перечислены в алфавитном порядке), которые, в целом, подтвердили верность такого вывода. С другой стороны, в большинстве высказанных респондентами мнений присутствует в явной или неявной форме некое генерализованное уважение и доверие именно к «статьям» в бумажных или электронных журналах. Как раз на перестройку (переосмысление) подобных ощущений, появление и развитие большего числа профессиональных специализированных блогов в Сети и отделение «зерн от плевел» потребителями контента – учеными и специалистами и уйдет, по мнению автора данной работы, 2-3 года.

суббота, 13 февраля 2010 г.

Ассоциация российских "игроделов": "Вместе весело шагать!" или "Куда хочу? Куда лечу?"

12 февраля на сайте dtf.ru, где тусуются (пардон, который посещают) представители большинства отечественных компаний, разрабатывающих игровое программное обеспечение, появился "Меморандум профессионалов индустрии разработки и издания компьютерных и видеоигр".

На самом деле, это здорово! Вне зависимости от того, как вы относитесь к компьютерным играм (а я отношусь к ним серьезно и в плане хобби, и в плане аналитическом, и с точки зрения применимости характерных для них парадигм в решении различных проблем), создание и даже призывы к созданию профессиональной ассоциации говорят о том, что индустрия "дозрела": она выдает уже не только никому не известные проекты, созданные кучками энтузиастов, и не только Аллоды (которые я всегда терпеть не мог). Теперь она представляет собой множество компаний и профессионалов, занятых в области разработки интерактивных цифровых развлечений. А такой уровень развития отрасли требует обмена опытом и ресурсами, сотрудничества между компаниями. Все бы ничего, но, вообще-то, для всего, перечисленного мной, нет никакой необходимости создавать ассоциацию...

Если компании хотят сотрудничать, они будут это делать и сами по себе. Если им нужен для этого некий инструмент, то тот же dtf.ru отлично подходит. Ассоциации, союзы и другие объединения создаются, по моему разумению, с совершенно другой целью: чтобы иметь возможность в тех или иных ситуациях выступать "единым фронтом" за или против кого бы то ни было, включая и отдельных членов этого объединения.

Чтобы не ходить вокруг, да около, я сразу выскажусь о том, что меня беспокоит во всем этом: как игрок, игрок закоренелый и, смею заверить, образованный в ряде вопросов, связанных с разработкой игрового ПО (в части логики и графики), я когда увидел этот меморандум, сразу обрадовался, предвидя, какие плюсы мне как игроку сулит создание подобной ассоциации (например, повышение качества продуктов - всегда есть, куда его повышать). Однако по мере чтения я все больше разочаровывался, поскольку, судя по всему, игроку-то ничего не светит. Цитата:

Подобная ассоциация должна быть способной взять на себя координацию общих индустриальных вопросов: от того, какие игры мы сами считаем качественно сделанными и заслуживающими признания, до того, как построить взаимодействие государства и разработчиков по вопросам создания игр, ставящих перед собой не только коммерческие, но и социально-культурные задачи.

Ну по поводу государства все правильно, а вот к связи между тем, "какие игры мы сами считаем качественно сделанными и заслуживающими признания" и тем качеством, о котором я упомянул ранее, мы вернемся чуть позже. Пока отметьте этот момент.

В меморандуме отмечено пять первичных рабочих приоритетов ассоциации. Среди них:
  • Организация поддержки независимым и новообразованным командам разработчиков...
  • Организация конструктивного взаимодействия с органами власти и с представителями государства...
  • Выработка стратегии создания игр, способствующих решению социальных и культурных задач...
С этими пунктами у меня лично проблем нет, а вот оставшиеся два хочется рассмотреть поподробнее.

Организация ежегодного фестиваля «Игры как искусство», направленного на представление широкой общественности игр как культурного и социального феномена современного общества, с ориентиром на творческий потенциал представленных проектов и на взаимодействие и взаимопроникновение форматов книг, кинофильмов – и интерактивных развлечений.

Фестиваль - это хорошо. Нехватка у нас в стране этого дела в части компьютерных игр, но вот по поводу взаимопроникновения... Это мое частное мнение (которое я уже излагал здесь и здесь), но Боже мой, не дай уже дальше проникать всему этому друг в друга - здравый смысл и так давно уже отдыхает. Только на днях вышла игра Dante's Inferno, которая якобы сделана по первой части "Божественной комедии" Данте Алигьери, хотя мало что общего с ней имеет. Тут же пришли новости о создании мультфильма по игре... (Я не вдаюсь в кровавость и морально-этическую ценность самой игры, которая отсутствует - это другой вопрос.) То есть мультфильмы как бы сделаны по сюжету игры, который, в свою очередь, вроде бы, чем-то напоминает произведение Данте... Ну? И не бред ли это?

Еще один пункт из списка приоритетных направлений работы ассоциации и вовсе выбил из меня дух:

Учреждение Академии интерактивных искусств, состоящей из профессионалов отрасли разработки и издания компьютерных и видеоигр, с целью стимулирования профессионального развития отрасли путём публичного признания заслуг отдельных участников отрасли – дизайнеров, художников, программистов, продюсеров, композиторов – и формирования своего «Зала славы», отражающего индивидуальный вклад выдающихся личностей в развитие российской отрасли.

Вас ничего не удивляет? А вот меня очень удивляет. Но начну издалека: знаете ли вы, каким образом наши ученые становятся академиками Российской Академии Наук? Членами-корреспондентами становятся по результатам голосования и утверждения на общем собрании член.-корр.-ов и академиков, а пожизненными академиками становятся только по решению академиков, уже ставших пожизненными... То есть, несмотря на то, что плоды деятельности РАН имеют значение для всей страны, процедура выбора новых членов далека от референдума - это такая вещь в себе, в каком-то смысле. Может быть, в случае с РАН это оправдано - не знаю, работает же все как-то. Однако создание ассоциации компаний и специалистов, которые производят массовые продукты, исключительно из самих этих производителей, в том числе с целью награждения друг друга и "публичного признания", мне кажется как минимум странной. Господа, Вас есть кому оценивать, и недостатка в высказываемых мнениях, в том числе грамотно аргументированных, нет! Когда люди запираются в комнате, чтобы сообразить "на троих", а потом выясняют, кто из них круче - это все что угодно, но не "публичное признание", а если сие действо все же становится "публичным", то и в этом случае до "признания" далековато!

Да, компьютерные игры - это цифровое произведение искусства, но понятия "художественной ценности", "технического совершенства" и "качества" смешивать нельзя! Поясню на примере: если разработчик решает, что для полноценного погружения игрока в игровой процесс следует отказаться от свободной камеры и реализовать внешний вид от третьего лица с фиксированными углами обзора, я не стану с ним спорить - это его творчество, его право! Но если в результате я получаю кривую картинку, неожиданно меняющиеся ракурсы, создающие впечатление, что камера смотрит из пятой точки персонажа, а также управление, непостижимым образом резко изменяющееся в момент смены ракурса, то это - не вопрос творчества, это - проблема качества. Такой продукт нельзя считать качественным вне зависимости от его художественной ценности!

"Качество" товара или услуги - это не то, что вкладывает в них поставщик. Это то, что получает потребитель, и то, за что он готов платить. Товар не является "качественным" только потому, что он сложен в изготовлении и дорого стоит, во что обычно верят производители. Это - проявление некомпетентности. Покупатели платят лишь за то, что приносит им пользу и представляет для них ценность. Ничто другое к "качеству" никакого отношения не имеет. - Друкер П. Бизнес и инновации - М.: ООО "И.Д. Вильямс", 2009.

Пользователь будет стонать, ругаться и злиться. Пользователь, извините за прямоту - это клиент, это тот человек, который в итоге оплачивает вашу работу, если вы разработчик! А вы у него же на глазах награждаете кусок мусора с точки зрения качества за художественную ценность, переиздаете игру в виде "Издания года" с неисправленными косяками, но дополнительным контентом, и предлагаете тому же проклявшему все на свете и вас в том числе пользователю купить его второй раз! За примерами далеко ходить не нужно: Elder Scrolls IV: Oblivion... Выбрана в качестве "Игры года" по версии GameTrailers, получила 4 или 5 наград от каких-то киноакадемий, награду MTV Video Music Awards... Я начинал ее 4 раза. Ошибки в сценариях блокируют квесты так, что их невозможно выполнить. Иногда блокируются сюжетные квесты, так что даже основную кампанию закончить нельзя. Два или три патча, которые были, ничего не исправили. Есть до этого кому-нибудь дело? Никому! Fallout 3, который сначала ругали, потом хвалили, потом снова ругали, потом снова хвалили, виснет каждые полчаса... намертво, но был с успехом переиздан в виде "Game of The Year Edition".

Конечно, я слегка утрирую. Это все примеры "забугорных" творений. Просто не хотелось бы, чтобы у нас через год-два было тоже самое. А для того, чтобы не было, нужно немного: включить в ассоциацию не только самих игроделов, но и людей, пишущих об играх, знающих игры, разбирающихся в них (и да, я один из них, помимо этого я разбираюсь еще и в человеко-машинном взаимодействии, хотя все равно мои письма с просьбами пустить меня на КРИ третий год остаются без ответа). Я не имею в виду прессу. Не думаю, что оценка прессы может быть независимой, поскольку отпечатать красивый, цветной, толстый, полезный журнал - дорого, а содержание журнала об играх очень уж зависит от информации, поставляемой разработчиками. Я имею в виду тех же блоггеров. Сразу станет понятно, что создаваемая ассоциация преследует своей целью и повышение качества. А пока выходит, как у Жванецкого:

Все это действительно существует, что бы там ни говорили. Просто чтобы это увидеть, нужно попасть к ним внутрь. Они внутри, видимо, все это производят и, видимо, там же все это и потребляют. У них объем продукции возрастает, значит, и возрастает потребление ими же.

Только вот потребляют-то не только они!

воскресенье, 7 февраля 2010 г.

Редакторские будни: "классика жанра" или традиционные ошибки авторов "потенциально" журнальных статей

Работа над каждым номером любого журнала проходит в несколько этапов. Они могут повторяться, меняться местами и пересекаться (некоторые могут отсутствовать), но, в целом, эти этапы таковы:
  • Формирование "редакторского портфеля", то есть непосредственный поиск и выбор статей, которые пойдут в номер. Осуществляется такой подбор материала по-разному, в зависимости от принятой практики, известности журнала и "ушлости" ответственного редактора (в моем случае где-то 40% материала приходит от уже зарекомендовавших себя авторов, 40% я отыскиваю по конференциям, симпозиумам и конгрессам, либо путем личного общения с авторами, а оставшиеся 20% - это материал, который я создаю сам, и представляет он собой репортажи, анонсы, обзоры и тому подобное.
  • Вычитка/проверка материала научным редактором (в моем случае имеет место совмещение обязанностей ответственного и научного редакторов... если бы еще это совмещение подразумевало зарплату за них двоих - было бы вообще замечательно). Этап важный, потому что, как правило, кроме научного редактора никто в редакции не может в точности сказать, насколько актуальна тема статьи, обоснованы выводы, верны формулы и так далее. Разумеется, этот этап имеет смысл только для научных, научно-практических и научно-публицистических журналов.
  • Литературная правка статьи литературным же редактором (обязанности которого в последнее время также пытались присовокупить к моим и, конечно, тоже без повышения оклада... пока не получилось).
  • Вторая вычитка материала научным редактором, который должен убедиться в том, что его литературный коллега в погоне за красноречием не покосил всю терминологию, в частности, из области информационных технологий или математики. Например, выражения "он есть" и "они суть" в математике являются общепринятыми, но это может быть неизвестно "литреду" и не должно быть известно, - у него другие задачи и другая специальность.
  • Первая корректура - исправление грамматических ошибок, которые не углядели научный и литературный редакторы.
  • Определение структуры номера силами научного и ответственного редакторов: что за чем пойдет, где нужно сделать вставку "От редакции", какие будут рубрики и подрубрики, и в какую рубрику/подрубрику пойдет каждая конкретная статья.
  • Верстка.
  • Снятие вопросов. Вопросы могут возникать у литературного редактора к научному и быть связаны с непониманием первым текста, обозначений или рисунков: если "научный" не может внести ясности, то вопрос переадресовывается автору. Также вопросы могут появляться у верстальщиков в том случае, когда необходимо сократить или увеличить объем статьи (например, чтобы она четко легла в полосу) - эти вопросы обычно переадресовываются авторам (на то они и авторы). Вопросы к авторам могут возникать (и чаще всего возникают) и у научного редактора. До печати номера любые вопросы, естественно, должны быть сняты.
  • Вторая корректура - ошибки могут быть внесены при верстке.
  • Финальная вычитка всего журнала по сверстанному макету силами всех редакторов, которых удастся собрать вместе.
  • Подписание номера в печать ответственным за него редактором - я это всегда делаю крупно, размашисто и пафосно.
Я это все описываю для того, чтобы стало понятно, что работа, в целом, большая. Наибольшее количество проблем лично у меня возникает на первом и втором упомянутых этапах, то есть в момент получения материала от автора и проверки его на комплектность и "научную корректность". При этом большая часть проблем отнюдь не уникальна, они одни и те же каждый раз. Вот я и решил сделать небольшой "дайджест" наиболее частых и набивших оскомину сложностей. Они не всегда являются ошибками авторов - иногда они являются случайными, а иногда - сознательно неверными действиями авторов. Не хочу ни обижать, ни высмеивать кого бы то ни было, так что образчики "искусства" цитировать не буду, но по возможности все же проиллюстрирую излагаемое. Итак, уважаемые авторы:

Общие замечания по содержанию

  • Статья не становится актуальной, интересной и новой с научной точки зрения только потому, что вам пришло в голову ее написать. Написание статьи - это ответственное дело, в процессе которого весьма нелишним является обращение в библиотеки, просмотр трудов ученых, принадлежащих к научной школе, к которой относится тема вашей работы; как минимум нужно "поГуглить". Мне однажды довелось получить статью с восторженными заявлениями автора о проделанной им же "качественно новой" работе, хотя почти в точности такую же работу я сам выполнял в рамках "лабораторки" по физике еще 14 лет назад (в виде программы на C++/Win16 API).
  • Верно и обратное: если Вам кажется (после того, как вы все же поинтересовались другими научными работами в своей области), что в вашей статье есть интересные идеи, но она "не дотягивает" до полновесного труда, - не стесняйтесь, отправьте редактору. В крайнем случае он отпишется о том, что статья не принимается, и даст (если он "нормальный" редактор) наводки, источники и прочее в отношении развития темы, - это уже лучше, чем то, что у вас было бы, продолжай вы одиноко скромничать. С другой стороны, если в статье действительно есть интересные идеи, она вполне может быть напечатана: да, нереализованная идея "стоит" дешевле, но и она, тем не менее, бывает ценна. Под "нормальными" редакторами я подразумеваю тех людей, которые разбираются в тематике журнала, за который они отвечают.
  • Научные статьи бывают двух видов: обзорные и аналитические. Если статья обзорная, то обзор должен быть по возможности полным в отдельно взятой "научной" или "практической" окрестности. Если статья аналитическая, то должно быть обоснование актуальности новой задачи или проблемы или нового решения старой задачи/проблемы и выводы, то есть некое заключение, некий результат. Да, иногда (и довольно часто) разумно совмещать обзор и аналитику, но выверяйте хоть какой-то баланс, ради всего святого! Статьи в стиле "есть метод и программа А, которые делают то, что нам нужно, и метод и программа Б, которые тоже делают то, что нам нужно, однако мы очень хотим создать аналогичный метод и программу С, которые, как ни странно, тоже будут делать то, что нам нужно... Правда, у нас нет для этого никаких разумных причин, да и работа еще и не начиналась" - это отписка для оправдания растраты гранта, низкокачественное литературное творчество, но не научная статья. Когда на защите диплома задается вопрос: "Почему Вы используете данный инструмент?", ответ: "Таковы требования работодателя!" - прокатывает. В данном случае я такой ответ считаю неадекватным. То же касается статей в стиле "мы тут считали, считали и... будем продолжать считать дальше"!
  • Грамотность. Ее отсутствие - общая современная беда. Точнее беда даже не в том, что она отсутствует, а в том, что на ошибки перестали обращать внимание, - их уже никому не интересно искать. Но прочитать свое произведение перед отправкой можно хотя бы один раз? Или у самих уже глаза не глядят? У меня тоже есть ошибки, я не безупречен, но мне за них стыдно, и я исправляю их, когда и если обнаруживаю, или, когда и если мне о них сообщают "добрые люди". Проблема в том, что таких добрых людей становится все меньше, а плотность ошибок на тысячу символов - все больше. Про запятые я уж и молчу, но падежи, числа, рода - ведь их несоответствие хорошо заметно. Главное, я реально не могу понять в чем причина такого безобразия, когда речь идет о статьях для научных журналов... Новое поколение подросло что-ли? Или лень и усталость навалились на старое? Или все вместе?

    Хуже всего то, что безграмотность и наплевательство на родной язык - заразны как чума! Человек, даже будучи убежденно грамотным, читая корявый отстой, который даже на 2 балла по русскому языку не тянет, постепенно и неосознанно перестраивает свою систему ценностей и становится таким же бездарем. То есть я, читая некоторые статьи с кучей ошибок, которые только пьяный может не заметить, помимо неудовольствия получаю снижение своей квалификации и самоуважения.

    Быстрый способ заметить самые очевидные ошибки - это прочитать созданный текст в виде, отличном от того, в котором он редактировался. К одному и тому же формату глаз привыкает, "замыливается", потому что вы много раз пробегаете по тексту при редактировании. Измените форматирование: поменяйте тему в Word и перейдите в режим чтения. Если речь идет о редактировании поста для блога или другой веб-страницы - поменяйте CSS (я никогда не отправляю пост в блог, пока не прочитаю его в режиме "Предварительного просмотра" - множество глупых ошибок вылавливается). Моя преподавательница по рисованию Галина Сергеевна говорила: "Если рисуешь натюрморт, и тебе кажется, что все в порядке, - ваза симметрична, яблоко пропорционально и так далее - это ничего не значит, поскольку глаз после всех усилий уже видит то, что хочет, а не то, что есть. Переверни рисунок, и ты сразу увидишь все огрехи и несоответствия"! С текстом в принципе такая же история (хотя я не призываю заходить так далеко и читать вверх ногами).

    Сомневаетесь, правильно ли написали? Это хорошо, а не плохо. Это значит чутье есть (или еще осталось)! Откройте сайт Грамота.ру, положите рядом справочник по русскому языку (у меня постоянно на расстоянии вытянутой руки лежит томик Баранова М.Т., Костяевой Т.А., Прудниковой А.В. "Русский язык" выпуска аж 1984 года - отличная книга, с удивлением обнаружил, что есть и более современный вариант, а, кроме того, имеются труды классика Д.Э. Розенталя, например, "Справочник по русскому языку. Орфография и пунктуация. 2-е изд." - СПб.: Оникс, 2009).

    Есть ли у вас слова, которые вы традиционно "пытаетесь" написать неправильно? В моем случае, например, это слово "количество", в которое я постоянно пытаюсь впихнуть вторую "л". Если вы знаете свои слова-занозы, вы уже не допустите ошибок.

    Грамотным быть почетно, вообще-то, да и правила, позволяющие быть таковыми, просты!
Открываю секрет того, как я выбираю, что печатать, а что - нет. Если я после изучения материала, вне зависимости от того, кем он написан и на какую тему, могу сформулировать на его основе хотя бы одну интересную мысль или вывод (даже если его не было в тексте в явном виде), значит статья "правильная". Если же нет, то: "с сожалением сообщаем... хотя и впредь будем ждать, надеяться и верить...".

Структура, комплектность и оформление статьи

  • Подзаголовки. Максимум один уровень - для статьи больше не требуется. Я не знаю, что здесь еще сказать.
  • Аннотации бывают двух типов (здесь речь идет о наших требованиях для "Прикладной информатики", но думаю у многих редакторов с аннотациями схожие проблемы): "маленькая" на 450 символов, которая предваряет статью, и "большая" по 450 символов на русском и английском языках (обычно берется около 450 символов на русском и их перевод на английский), которая идет в конец журнала в аннотированный список статей.

    "Маленькая" аннотация в журнале выглядит так:


    "Большая" - так:


    Эти две аннотации - совершенно разные "сущности".

    Маленькая предваряет статью; ее не требуется переводить на английский; она не должна включать текст из самой статьи; для нее хорошим началом является, например, фраза "В данной статье рассматривается...", "Проблема, поднятая в этой статье...", "Авторы статьи провели работу по...", "В статье излагаются результаты исследования...".

    Большая аннотация идет в конец журнала; она должна быть переведена на английский язык; в наилучшем случае она представляет собой мини-реферат статьи (сильно "мини"), например, содержит ее основную мысль или мысли; поскольку она "географически" отделена от статьи, она может, в принципе, состоять из предложений самой статьи.

    Четырежды я переделывал описание формата и смысла аннотаций для авторов. Четырежды я пытался перестроить повествование так, чтобы стало понятнее, но ничего не помогает. Я сдался: как я уже писал, взял SCIgen, создал псевдонаучный текст, оформил по всем нашим правилам, включая требования к аннотациям, и теперь отсылаю авторам вместе с этими требованиями. Знаете что? Все равно не работает!
  • Часто проблемы возникают в связи с нужными текстами на английском, как таковыми: авторы либо выполняют перевод "как Бог на душу положит" (однажды мне встретился перевод названия статьи, в котором присутствовало 8 предлогов "of", - я никогда не поверю, что это не было замечено авторами или было сочтено нормальным), либо предпочитают делать вид, что они "забыли" о необходимости перевода. Господа и дамы - я не верю, что вы забыли. Действительно, я могу сам выполнить этот перевод, хотя и не обязан этого делать. Действительно, я это делаю, но зачем же прикидываться-то? Еще стоит запомнить раз и навсегда: запись названия статьи в транслите - это не английский перевод! И, поверьте, я не просто так для пущего эффекта это говорю. Вообще, положа руку на сердце, вынужден констатировать: практика показывает, что читать профессиональную литературу могут с разной долей успеха многие наши специалисты и ученые, а вот писать на английском или выполнить хотя бы примерный перевод удобоваримого качества - очень немногие.
  • Рисунки - это кошмар верстки. Многие научные журналы издаются в оттенках серого. В требованиях у нас, например, ясно сказано, что рисунки не должны быть цветными. Количество мелких, загроможденных, смазанных и/или цветных рисунков в приходящих материалах как нельзя лучше показывает, что авторы не любят читать требования. Еще более красноречиво об этом свидетельствует то, что даже поля по 2 см не выставляет практически никто (а эта операция еще проще, чем преобразование рисунка к расцветке grayscale). Мы уже сократили требования к статьям для "Прикладной информатики" с 4-ех страниц до 2-ух, а потом до 1-ой... эффекта - ноль. Пожалуйста, читайте требования. Или нет, не так: прочитайте требования хотя бы один раз... Или еще проще: пролистайте номер журнала, в который собираетесь отправлять статью. Видите ли вы что-нибудь синее, зеленое, красное или же рисунки серые? Сделайте выводы.
В заключении совсем немного цифр: за годы редакторской работы мне довелось перебрать, перечитать не одну сотню статей и тезисов (на самом деле за тысячу). Статей, оформленных по всем требованиям, я за всю историю видел... две (и не сотни, а штуки)!

понедельник, 1 февраля 2010 г.

Игры vs. остальное ПО: интерфейс или чему у чего поучиться?

Я уже несколько раз "заикался" на предмет того, что современному ПО вне зависимости от его сложности и назначения стоило бы поучиться у компьютерных и консольных игр в смысле организации взаимодействия с пользователем (с консольными играми ситуация несколько сложнее, поскольку они управляются в основном джойстиками - это парадигма совершенно отличная от управления клавиатурой и мышью, которые традиционны для ПК, однако с консолей тоже можно "слизнуть" множество идей). Теперь решил подробнее остановиться на этой своей "безумной" идее.

На самом деле, безумной идея кажется только с виду. Вспомним, что компьютерные игры вышли изначально из университетской среды, то есть их делали, в общем, умные люди. За все эти годы игры эволюционировали. Мне еще не доводилось слышать выступлений под лозунгом "игровой интерфейс в текстовые редакторы", зато:
  • уже отовсюду слышатся новости о том, что правительства США и стран Западной Европы выделяют деньги на игры для тренировки своих военных и других специалистов;
  • валом идут статьи о роли интерактивных и, в том числе, компьютерных игр в развитии младших и прочих школьников и студентов;
  • только что проходил тест Are You Certifiable? (Достойны ли Вы сертификации?) от Microsoft, выполненный в виде вариации на тему игры "Кто хочет стать миллионером?" (и многих ей подобных) - довольно забавно.
Замечаете тенденцию? Так что пока "просвещенные" мира сего в области взаимодействия, такие как А.Купер и Д.Раскин говорят о том, что неправильно в современных интерфейсах ПО, и пытаются изобретать новые парадигмы (или реанимировать "забытые общеизвестные", которым, правда, никто и никогда не следовал):
К сожалению, перечень из сотен функций, к которому сводится интерактивный продукт, слабо пригоден для создания тонкой гармонии, которая делает сложную технологию полезной. Добавление в перечень требований фразы "должен быть простым в использовании" никоим образом не улучшает ситуацию. - Купер А., Рейман Р., Кронин Д. Алан Купер об интерфейсе. Основы проектирования взаимодействия. - СПб.: Символ-Плюс, 2009.
В основе разработки хороших интерфейсов лежат некоторые основные принципы, которые на сегодня не являются общеизвестными. И вопрос о необходимости изучения этих принципов не возникает, поскольку кажется, что уже определено, как должны выглядеть и работать интерфейсы: ведь они непрерывно совершенствовались в течение двух десятилетий, основные разработчики программного обеспечения опубликовали руководства по созданию интерфейсов, чтобы обеспечить совместимость между ними, а существующие средства разработки позволяют быстро создавать любые интерфейсы, которые выглядят по современному... - Раскин Д. Интерфейс: новые направления в проектировании компьютерных систем. - Пер. с англ. - СПб.: Символ-Плюс, 2007.
Я возьму на себя смелость утверждать, что изобретать новые подходы не требуется, поскольку они уже давным-давно существуют и успешно реализуются в той части цифровых продуктов, которые называются развлекательными. Оцените иронию или, точнее, сарказм ситуации: в игре, скажем, Dragon Age: Origins я могу повысить характеристики своих персонажей, одеть их в новую броню, дать им новое оружие, предварительно оценив его характеристики, и наложить все нужные заклятья за пару минут... и та же пара минут (в лучшем случае, а в худшем - намного больше) уйдет у меня на то, чтобы в очередной раз найти в справке по Microsoft Word комбинацию действий, позволяющую отменить эти несчастные переносы, или другую комбинацию действий для объединения фигур нужным образом в справке по Corel Draw. Кстати, двумя минутами мои сложности при взаимодействии с этими программными продуктами не ограничиваются, потому что до того, как я полезу в справочную систему, я еще 5-7 минут буду силиться вспомнить, как сделать то, что мне нужно, без залезания в нее. Я столько раз уже проделывал упомянутые для примера действия в упомянутых программных продуктах, что подумать страшно: с Corel-ом и Word-ом я провел времени куда больше, чем, наверное, со всеми играми вместе взятыми за всю жизнь, но это не помогает: интерфейс меняется от версии к версии и пункты меню мигрируют, появляются и исчезают, а справочная система на любой четко поставленный вопрос пытается подсунуть ответ под обнадеживающим заглавием "Новые возможности MS Word XXXX" (или "Corel XXXX") - видимо, она "считает", что это универсальный ответ на все вопросы, который меня в любом случае устроит, или, что в крайнем случае я сдамся. - Нет! Не устроит! Информация о том, что "теперь можно печатать в любом месте", никак не помогает мне в устранении переносов из уже напечатанного. Ей Богу, иногда складывается впечатление, что справочная система не то, чтобы искала и не нашла нужное, а просто и не пыталась (поучиться бы создателям справочных систем у Google что-ли в смысле поиска по заданным словам)! Впрочем, документация вообще и поиск в частности - это отдельная тема. Лично мне кажется, что нужно как-то законодательно установить "Всеобщий мировой стандарт по реализации функции полнотекстового поиска" для любого ПО, включая отдельные веб-сайты и поисковые системы, а потом военной мощью, шантажом и подкупом заставлять всех разработчиков ему следовать. Конечно, я утрирую, но другого выхода нет. Вернемся к играм и "нужному" ПО. Есть несколько фундаментальных различий между этими типами продуктов:
  • Игры не предназначены для тех, кто должен их использовать - они предназначены для тех, кто хочет их использовать, поэтому разработчики обязаны не просто наляпать интерфейс, а сделать его как можно более удобным. Да, в случае игр характеристики "симпатичный", "удобный", "функциональный", "эффективный" и "реализованный" относятся к одному интерфейсу, а не к разным! Если пользователь запутался в интерфейсе игры в первые 3 минуты и не распутался за последующие 10 - следующий ваш продукт он не купит, а если он похож на меня, то успеет еще написать кучку пасквилей о нынешнем продукте, чем отобьет охоту платить вам за него у некоторого количества людей (и будет воспринимать это как справедливую месть)!
  • На некоторых играх стоит маркировка "12+" или даже "7+". С точки зрения содержания игры это означает, что в нее могут играть дети, а вот с точки зрения реализации взаимодействия все интереснее, потому что в нее могут играть не только дети. В таком случае разработчики обязаны (и у них нет другого выхода) обеспечить такой интерфейс, чтобы и детям было не сложно, и взрослым комфортно. Это та еще задача, и без исследований и всестороннего проектирования взаимодействия здесь не обойтись (кстати, это наводит на мысли о том, что и телевизионные программы можно делать такие, чтобы и детям была забава, и взрослые не опасались за свой рассудок - на сегодняшний день телевидение об этом не подозревает, поэтому, чем более программа "детская", тем дальше она от "нормальной" для взрослого восприятия). Успешных примеров реализации такого подхода - масса:
    Little Big Planet на Playstation 3

    Loco Roco 1 и 2 на PSP

    и др.

    В случае с "нужным" ПО такой необходимости нет.
  • При организации взаимодействия в играх разработчики ориентируются на парадигму восприятия игры или жанра, к которому она относится, пользователем. Чтобы надеть на героя броню, вам не нужно последовательно щелкать на командах "Открыть каталог "Герой" -> "Перейти в подкаталог "Инвентарь" -> "Открыть файл "Супердубина.aaa" -> "Сохранить "Супердубина.aaa" в подкаталог "Герой/Торс Героя". Действия в играх связаны и основаны на терминологической базе самой игры, включающей, например в случае с RPG, такие понятия как: "предмет", "одетое", "оружие", "броня", "здоровье", "мана", "сила" и так далее. Здесь "Супердубина" - это не файл "Супердубина.aaa", в котором описана форма и числовые характеристики игрового предмета под названием "Супердубина" - это просто Супердубина (или Супердубина+1), оружие, которым бьют врагов, и вам не нужна электронная таблица или калькулятор, чтобы просчитать, что оно лучше, чем все имеющееся у вашего героя. В случае с "нужным" ПО ситуация кардинально иная: интерфейс строится из готовых элементов управления, они выстраиваются по заранее определенным схемам (иногда автоматически), операции производятся над файлами, пункты меню имеют шаблонные названия (хотя и ведут себя часто по-разному - это вообще маразм). Считается, что если выстроить взаимодействие на основе такой парадигмы, то сами по себе выплывут и будут гарантированы "удобство" и "эффективность" программного продукта вне зависимости от его назначения, чего не происходит, и, если вдуматься, не может происходить. Разница между подходами, применяемыми при проектировании игр и другого ПО здесь - это классическая разница между парадигмой реализации (компьютера, программы, операционной и файловой систем) и парадигмой восприятия (сути и понятийной базы, связанных с тем, что именно вы делаете - уничтожаете демонов или разгадываете головоломки).
Маленькое замечание: когда я говорю об игровом подходе к проектированию приложений, я не имею в виду "раскрасить" традиционные окна и этим ограничиться - указанный подход требует переосмысления самих основ проектирования.

Интересно, что отмеченные мною различия между взаимодействием в играх и другом ПО - это те самые "-", которые отмечаются большинством известных специалистов по взаимодействию, когда речь идет о недостатках интерфейсов современных программ. Вот точь в точь! Однако никто из них не обратился к играм, которые принципиально не содержат таких недостатков (речь идет об успешных проектах, естественно) и, таким образом, на голову делают стандартные интерфейсы "полезных" программ. Напротив, знатоки пытаются выдумать новые подходы, пытаясь под них загнать и игры. Пустое!

Конечно, можно апеллировать к тому, что текстовые процессоры и компьютерные игры - это "ну слишком уж разные вещи", но скажите: если вы будете вдвое быстрее и без ошибок сводить бухгалтерский баланс, управляя процессом с помощью руля и педалей; если вы будете разрабатывать модуль новой программы, создавая классы и функции с помощью манипулирования виртуальным устройством, напоминающим "Кубик Рубика" и получая несравненное удовольствие, а по итогам работы окажется, что модуль выполнен быстрее и с минимальным числом ошибок - разве кто-нибудь огорчится? Не думаю (честно говоря, я знаю нескольких начальников, которые огорчились бы оттого, что сотрудники в принципе получают удовольствие от работы, но это уже не ко мне).