Поделиться

воскресенье, 28 февраля 2010 г.

Треснувший рупор-2: депутаты о законе, регулирующем Интернет, или "на кого Бог пошлет"

25 февраля на сайте Лента.Ру появились результаты пресс-конференции в онлайн-формате, которую давала член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Ольга Носкова. Заявленной темой конференции был проект закона о регулировании правовых отношений в Интернете (Какие нормы будут содержаться в законопроекте? Каким станет Рунет в случае его принятия? Что законодатели понимают под регулированием Интернета?). Когда проходила сама конференция, я сказать, к сожалению, не могу - видел только итог. Впрочем, и итога мне хватило с лихвой.

Событие, в общем-то, рядовое, а я не падок до комментариев наподобие "этот сказал вот это". Однако же сие феерическое локальное действо очень хорошо подходит в качестве миниатюрной модели глобальной политики нашего государства и понимания им современной ситуации вокруг информационных технологий.

Коротко говоря, мне непонятно, зачем давать пресс-конференцию по вопросам, в которых ты однозначно некомпетентен (и зачем организовывать такую конференцию с точки зрения СМИ). Речь не идет о том, что госпожа Носкова - журналист и кандидат филологических наук, а не хакер, хотя это тоже не плюс. Дело в том, что она, хоть и является членом профильного Комитета Госдумы, тем не менее, не является непосредственным разработчиком проекта закона (и говорит о его авторах в третьем лице).

В основном вопросы касались либо норм, которые будут заложены в новый закон, либо квалификации людей, его разрабатывающих. В силу опосредованности отношения г-жи Носковой к проекту она, естественно, не смогла ответить однозначно ни на один из этих вопросов. Ее риторика включала такие слова и выражения, как:
  • "Скорее такие законодательные акты – это защита и общества, и пользователей..."
  • "Вопрос обсуждается. Дождемся проекта."
  • "Проект, который мы будем обсуждать, должен ответить на самые главные принципиальные вопросы..."
  • "Соглашусь с вами, попытки были, возможно, очередную попытку ждет более счастливая судьба." - Это в ответ на замечание о том, что ни один существенный закон в обсуждаемой области так и не был принят.
  • Многочисленные "надеюсь", "думаю", "сомневаюсь" и т.д.
  • "Гражданское общество, где ты? Сторонники безграничной свободы очень громкоголосы. А вот тех, кто хотел бы детей защитить от порно, почти не слышно." - Здесь не соглашусь, поскольку нас, например, в рамках МОО "ИДВ" очень даже слышно, в частности, нас слышно в Общественной палате и в программах а-ля "Чистый Интернет" и других. Просто нужно слушать...
  • "Надеюсь, что наш путь не китайский и не иранский."
  • "Во всяком случае, мы бы этого не хотели." - Это в ответ на вопрос о том, не станет ли этот законопроект губительным для российского хостинг-бизнеса... Хорошенькое дело. Может быть, я параноик, но у меня априорное "нам бы этого не хотелось" почему-то однозначно ассоциируется с апостериорным "ну вот, к сожалению, так получилось".
  • "Хотелось бы, чтобы законопроект предусмотрел защиту интернет-сообщества, пользователей и общества в целом от этих рисков."
В общем как-то так.

В рамках конференции первая же пара вопрос-ответ вызвала у меня недоумение. Цитата:
Вопрос:
Николай [16.02 06:57]
Каким определением интернета будет оперировать принимаемый закон.
Да и как надо писать термин, на Ваш взгляд, (привычным как в тексте перед вопросами, или с большой буквы, как объявили филологи)
Ответ:
Здравствуйте. Как я понимаю, многие вопросы, в том числе и об определении понятия "Интернет", даны с опережением. Только тогда, когда будем иметь перед обсуждением на рабочей группе сам текст закона, мы обсудим и предлагаемое авторами определение. И с вами им поделимся.
На мой взгляд, правы филологи.

По-моему, первое с чем нужно определяться при разработке любого норматива, так это с терминами. В противном случае в законе гипотетически может быть написано, что "под зелеными собаками по тексту подразумеваются красные кошки, которые должны вести себя, как синие овцы, за которыми должны наблюдать хостеры". Согласен, жесткая метафора, но справедливая. Обращаю внимание: в вопросе спрашивалось не "что будет регулировать закон", а "каким определением он будет оперировать". То есть речь идет не о том, насколько далеко продвинутся самоотверженные законодатели, а о том, понимают ли они вообще, над чем работают? Интернет появился не вчера или позавчера - он существует много лет, независимо от того, как его называть. Поэтому перед какими угодно работами по регулированию Интернета, нужно было дать, а точнее, сформулировать, определение, отражающее суть явления, и для этого нужна не фантазия, а квалификация. Таким образом, первый же ответ госпожи Носковой на первый же вопрос полностью убил во мне веру в нечто конструктивное в связи с новым законом.

С чем я согласен, так это с тем, что отдельно стоящее слово "Интернет" нужно писать с большой буквы: на мой взгляд, мы получим основания писать его с маленькой не раньше, чем начнем писать "сеть мтс", "сеть билайн" или "сеть мегафон" (применительно к сетям, а не к компаниям).

Отдельная тема - это многофазовый спор о том, какую квалификацию должны иметь разработчики закона. Эта тема всплывала несколько раз. Вот некоторые реплики госпожи Носковой:
Боюсь, что у нас с вами могут быть разные представления о достаточности знаний, квалификации и других качествах депутатов, работающих над законами в ГД. Да и депутаты очень разные. Для того и привлекаем к работе над законами высокого уровня специалистов, они в составе рабочей группы и генерируют идеи и тексты. А в нашем случае – мы обращаемся и будем обращаться к широчайшему кругу экспертов.

а) Вы действительно считаете, что для написания правил дорожного движения надо закончить автофак? Или можно быть юристом?
б) Есть такие, обладающие очень реальным опытом работы в современной IT-индустрии. Рабочая группа состоит не только из депутатов.

Здравствуйте. Да, МГУ, факультет журналистики, кандидат филологических наук. Плохо? Если бы за плечами был технический вуз, вам было бы приятней? Проект закона пишут юристы. Квалифицированные. Я координирую деятельность рабочей группы, куда входят специалисты разного образования и опыта. Большей частью - хорошо известные в своих сферах.

Уважаемый Михаил, мне всегда казалось, что законы - это юридическая, а не техническая инструкция по пользованию железом.

Во-первых, стоило бы определиться, на что делать упор в ответах: на то, что есть эксперты, или на то, что они не нужны! С моей точки зрения, первый вариант продуктивнее. В этом случае мотив высказываний был бы таким: "Мы не специалисты, мы юристы, филологи и так далее, но избиратели вверили нам разработку законов, и, желая выдать качественный продукт, мы компенсируем свое незнание специфики за счет привлечения многочисленных высококвалифицированных экспертов". Из слов же госпожи Носковой складывается другая песня: "Ну раз уж вы все так обеспокоены, мы привлекли несколько безымянных людей из сферы информационных технологий, хотя законы все равно пишем мы, и вы получите то, что получите".

Во-вторых, по пункту а) второй из приведенных реплик: нет, быть только юристом категорически нельзя! Это касается и ПДД, и Интернета. Фактически, когда водитель думает, что "вот здесь можно повернуть, и ничего не случится", несмотря на то, что поворот запрещен - он и пишет ПДД сам для себя. Последствия таких действий может наблюдать любой житель крупного города чуть ли не каждый день по дороге на работу. Страдают от этого не только сами горе-водители-законотворцы. В случае же с Интернетом - он изначально создавался как среда передачи данных, его природа - это сетевые протоколы, оборудование, программы и т.д., то есть его техническая сторона является основополагающей, и большинство неприятностей, которые сегодня имеют место, связаны именно с ней. Что касается Интернета как социального явления, то оно имеет длинную историю, множество этапов, вех, о которых нужно иметь представление. Когда юристы неграмотные в ИТ-сфере пишут для нее законы, получаются такие творения, которые мы сегодня имеем. Можно открыть любой закон, так или иначе касающийся сферы компьютеров или телекоммуникаций, и убедиться в том, что он изобилует белыми пятнами, двусмысленными формулировками, нормами, которые невозможно применять в силу технической специфики, и прочими артефактами или атавизмами.

Юрист, который не умеет водить, не должен писать ПДД. Однако в случае с автомобилями есть хоть какая-то всеми признанная детерминированность: умеешь водить/не умеешь водить. А что в случае Интернета означает "водить"? Понимают ли это законодатели? Сомневаюсь, поскольку не дано даже определение самого Интернета. Однозначно могу сказать, что не каждый, открывший Яндекс, - водитель.

Выводы: В части законотворчества в области регулирования отношений в Интернете у творцов наблюдается неопределенность с базовой терминологией, полное непонимание характеров и состава участников интернет-сообщества, дефицит профильных специалистов, а также понимания необходимости в них. Как следствие, работа ведется вслепую с опорой на некие гипотетические благие намерения, которыми, как всем известно... Удручающе. Я, честно говоря, совсем не такие процессы имел в виду, когда говорил о том, что государство должно заниматься ЗА-КО-НО-ДА-ТЕЛЬ-СТВОМ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий