Поделиться

суббота, 26 июня 2010 г.

Редакторские будни: куда девать идеи или комментарии к текстам 2

В качестве примера уместного комментария от редакции, приведу тот, который родился при работе над статьей О.С. Бондаренко, Е.А. Малиновская "Имитационная модель "хакер-администратор" (будет опубликована в "Прикладной информатике" №4 2010). Конечно, это черновой вариант в том смысле, что слова, выражения и объем будут поправлены перед включением в номер, но, в целом, тема и содержание вполне соответствуют. По-моему, я достаточно четко и лаконично определил место темы статьи в картине информационной безопасности как области компьютерной науки и отрасли.

От редакции: На компьютерную информационную безопасность и ее «естественного врага» – компьютерную преступность можно смотреть по-разному.

Взгляд на эти вещи человека, который никогда не сидел за компьютером и впервые собирается это сделать, – это либо «взгляд сквозь стену», если он ничего не знает ни о безопасности, ни об опасности, либо «взгляд в бездну», если он запуган мифами на эту тему.

С точки зрения обычного пользователя-неспециалиста, безопасность/преступность ассоциируются с состоянием его персонального компьютера или мобильного устройства (хотя необходимость опасаться за свои мобильные устройства еще не в полной мере осознана общественностью – это вопрос нескольких ближайших лет), а также со взломом учетных записей, кражей других персональных данных, исчезновением денег со счетов, ознакомлением его или ее детей с неподходящим для них контентом и тем, установлены ли на устройстве программные средства защиты от всего этого. И по сей день последний вопрос часто задается после того, как некие неприятности уже случились. Также по-прежнему встречаются случаи предельной безответственности по отношению к необходимости защиты своих данных или данных работодателя и случаи предельного заблуждения на этот счет: «Раз нет ни одного средства защиты, надежного на 100%, значит, нет смысла использовать ни одно из них» (здесь в качестве контраргумента напрашивается аналогия с противозачаточными средствами).

С точки зрения бизнесменов – потребителей услуг информационной безопасности, она – необходимая составляющая успешной деятельности (хотя понимается каждым отдельным потребителем по-своему).

С точки зрения бизнесменов – производителей указанных услуг, а также с позиции специализированных преступных организаций информационная безопасность / компьютерная преступность – это рынок, это отрасль (две отрасли), это технические средства, это умелые специалисты, действующие и с той, и с другой стороны и большие деньги.

С точки зрения любого взятого наугад специалиста по информационным технологиям, информационная безопасность является очень важной составляющей его работы, в которой он хорошо разбирается, хотя эта самооценка часто является завышенной. Настоящие специалисты именно в этой конкретной области компьютерной науки и практики применения вычислительной техники знают, что безопасность состоит не только из дисциплины в части изобретения и хранения паролей, определения подозрительных писем с гиперссылками «на глаз», самостоятельного тестирования своих сайтов на «прочность» и принятой в компании политики безопасности (в отсутствие которой можно с уверенностью говорить о том, что никакие меры безопасности не предусмотрены вообще). Она также состоит из формальных математических методов проверки стойкости шифров и оценки защищенности программного обеспечения, математических и инструментальных моделей, деревьев угроз и уязвимостей, обратной инженерии обнаруженных, то есть пойманных «зловредов» – вредоносного программного обеспечения (по выражению одного из представителей «Лаборатории Касперского») и многого другого.

Оценка защищенности или уязвимости той или иной системы – это одна из главных задач компьютерной информационной безопасности. Многие разработчики и потребители соответствующих услуг, а также ученые привлекают сторонних или своих специалистов для целенаправленного взлома тех или иных систем. Это проверка систем «на прочность» в условиях максимально приближенных к реальным – система атакуется до тех пор, пока не удается реализовать угрозу (взломать систему) или пока взломщик не сдается. Такой метод оценки защищенности систем впечатляет, однако что с позиции науки, что на практике он не слишком эффективен – один сеанс взлома занимает много времени, проверка может завершиться лишь с двумя взаимоисключающими результатами: «брешь найдена» и «брешь не найдена». Ни тот, ни другой не говорит о том, что система защищена в достаточной степени (определение этой степени в каком-либо виде – отдельная трудная задача). Таким образом, подход к оценке безопасности компьютерных систем на основе имитационных (в частности) моделей, которого придерживаются авторы данной статьи, во многих случаях (и в общем случае) представляется более уместным. Существуют сложности с составлением достаточно полных моделей угроз и методов защиты/реагирования на них, но параметры модели изменить проще, чем параметры людей – взломщиков и администраторов, а прогнать модель можно значительно быстрее, чем дождаться результатов от них.

Редакторские будни: куда девать идеи или комментарии к текстам

Иногда редактора при изучении/правке статьи так и подмывает ее прокомментировать. Вообще, прежде чем это делать в каком-либо виде, необходимо рассмотреть одну встречную возможность: НЕ комментировать. Если уж очень хочется (требует эго, убеждения, принципы или научные взгляды), то можно напрямую подискутировать с автором - часто выясняется, что он рад вашему мнению и идеям, поданным вами.

Если статью необходимо ровно уложить в полосу (чтобы на странице журнала не было пустых мест), а для этого нужно увеличить ее на некоторое количество символов, самым лучшим решением будет попросить дополнительный текст у автора. В обязательном порядке следует сообщить/напомнить ему, что вам нужен "новый фрагмент в отдельном документе и указание на место в имеющейся сверстанной статье, куда он должен быть вставлен" и переслать эту самую верстку. В противном случае вы рискуете душевным здоровьем, ибо имеется шанс, что в ответ вы получите старый добрый .doc, практически идентичный тому, который вы в самом начале сотрудничества с этим автором получили в качестве первой версии его труда. Документ будет ПРАКТИЧЕСКИ идентичным за исключением того, что куда-то будет вставлен какой-то новый текст (который вы "заказывали"), а попутно будут (без указания на это) заменены некоторые слова, формулы, рисунки и ссылки на литературные источники (ну и что, что ЭТОГО вы не заказывали). В таком случае всю работу по научному, литературному редактированию, корректурам и верстке придется начинать сначала - другие сотрудники редакции спасибо за такой подарок вам не скажут, да и вам самим два раза одну и ту же работу (ПРАКТИЧЕСКИ одну и ту же) выполнять, думаю, не хочется. Если у вас есть идеи по поводу того, ЧЕМ ИМЕННО автор мог бы дополнить работу, обязательно выскажите их в качестве предложения (иногда кажется, что в статье явно чего-то не хватает, например, ссылки на важный источник, четкой формулировки мысли, которая витает в сознании все время чтения статьи, обзора каких-то существующих решений по области статьи и т.д.) - автор всегда может проигнорировать ваши рекомендации, если пожелает.

Иногда бывают случаи, когда связаться с автором для заполнения пустых мест не представляется возможным (например, летом в период отпусков). В другой ситуации у вас может быть комментарий, который идеально подходит к данной статье (обычно он дается с подзаголовком "От редакции"). Такой комментарий может, например, сообщать о последних научных мероприятиях или новостях, связанных с темой работы, он может содержать информацию о других существующих подходах к теме и т.д. В некоторых специальных случаях комментариев может быть несколько, и они могут быть, по сути, полемичными. Превращение чужой статьи в "поле битвы" действительно возможно только в СПЕЦИАЛЬНЫХ случаях (либо когда с этим согласны все редакторы и сам автор, либо когда сотрудники редакции согласны, а автора все ненавидят). Ни в коем случае нельзя отзываться о статье, как о "полной чепухе" (а равно и как о частичной) - это непрофессионально! Если статья действительно бредовая, то возникает вопрос: зачем было брать ее в работу и печатать? И это вопрос к редакторам, а не к автору.

Ни при каких обстоятельствах не допускается искажение смысла статьи автора, а значит его текст должен правиться в наименьшей возможной степени под жестким контролем со стороны научного редактора и во многих случаях самого автора, которому имеет смысл показывать отредактированный вариант, если имеются хоть какие-либо сомнения (на самом деле, имеет смысл показывать отредактированный вариант вне зависимости от наличия сомнений, но в "журнальной гонке" это опять-таки не всегда возможно). Литературный редактор - это очень важный человек. Из лучших побуждений он может поменять в статье одно слово, из-за которого смысл ее напрочь потеряется. Литературный редактор - это специалист по издательскому делу, или лингвистике, или филологии, а не, скажем, по информационным технологиям.

На самом деле, научный и литературный редактор в совместной работе могут многое почерпнуть друг у друга, как это происходит в моем случае. У моей коллеги я заимствую сведения о грамматике. С другой стороны, когда я вношу научную правку в статью и считаю, что смысл этой правки неочевиден, я вставляю в текст примечание, где разъясняю, что такое CRC или TID2008 - эта информация не обязательно должна войти в текст статьи, но она проясняет для литературного редактора и корректоров смысл происходящего, да и мне служит напоминаем и обоснованием для правки - вдруг меня "переклинило", и я правильный термин заменяю неправильным?

воскресенье, 20 июня 2010 г.

Редакторские будни: "головы и хвосты" или первые и последние фразы в статьях

Когда-то меня подмывало написать статью о том, как не надо писать статьи. Хорошо, что я этого не сделал: во-первых, по сравнению с тем, что я знаю сейчас, мои познания в этом вопросе на момент появления той давнишней идеи были мизерны (и не факт, что ныне их достаточно, - нет предела совершенству), а во-вторых, есть куда более достойные люди, которые задолго до моего рождения занимались данной проблематикой (интересующимся могу посоветовать книгу Конобеев Ю.В., Павлинчук В.А., Работнов Н.С., Турчин В.Ф. "Физики продолжают шутить" - М.: Книжный дом "ЛИБРОКОМ", 2010).

Есть, однако, несколько моментов, связанных с написанием статей, на которые невольно обращаешь внимание, если по долгу службы тебе эти статьи приходится читать (я понимаю, что большинство статей мало кто читает, но редакторам приходится). Если же тебе (в данном случае - мне) выпало счастье опять-таки по долгу службы изучить здоровенный сборник трудов (скажем 940 стр. формата A4) с какого-нибудь международного конгресса, то отдельные детали, отмечаемые тобой по ходу чтения, не просто группируются в закономерности и кристаллизуются в выводы, не просто стучатся в мозг, а не желают покидать его на протяжении нескольких следующих дней.

В данном случае я предлагаю поинтересоваться тем, как авторы начинают свои работы, и как в некоторых случаях они их заканчивают. Есть много разных способов начать статью:
  • "С места в карьер" - это разновидность резкого старта, когда автор сразу говорит о том, что он делал, и уже из этого изложения по ходу статьи (или из заключения) становится понятно - зачем.
  • "Постановка цели и задач" - самый логичный, на мой взгляд, способ начать статью: сначала говорим зачем, затем объясняем, что и как делали, решая задачи и тем самым достигая цели.
  • "Фальстарт" - похож на "С места в карьер", но ни из начала, ни из середины, ни из заключения статьи невозможно (или крайне затруднительно) понять, зачем же автор так старался.
Помимо этого, к сожалению, процветают и не просто процветают, а крепнут с каждым годом другие традиции формулирования первых (или нескольких первых) предложений научных работ. Я пришел к классификации таких "затравок", которая вкупе с соответствующими примерами и составит дальнейшее изложение. Все примеры реальные, более того, они взяты из одного и того же сборника научных трудов. Авторов не указываю, во-первых, чтобы никого не обидеть (я преследую целью не наказание или издевательство, а обобщение имеющихся сведений и через него - научение, указание на системные недостатки, стремясь изменить ситуацию к лучшему), а, во-вторых, потому, что содержание статей в целом во многих случаях является весьма интересным и конструктивным (мое любимое слово, люблю "мусолить" в уме такую идею: "Не знаешь что делать, делай что-нибудь конструктивное, то бишь приводящее к созданию хоть чего-нибудь нужного или интересного!"). Примеры приводятся as it - прямо по написанному. Специально беру только полные завершенные предложения. Все предложения являются первыми в соответствующей работе, если отдельно не оговорено иное (иногда будут встречаться два первых предложения).

1. "Революционная идея"

Статья начинается с веского, справедливого заявления, связанного с ее темой. Единственная проблема в том, что если лет 50 назад кто-то с этим заявлением и спорил, то сейчас таких отчаянных смельчаков найти уже невозможно (либо они давным-давно не спорят, либо...). То есть у сентенции нет ни естественных, ни искусственных врагов. Автор же, помещающий такое заявление в начало статьи, делает это с видом первооткрывателя или революционера: он первый сказал о том, что на свете есть гравитация или что человек - млекопитающее, и готов своим телом лечь на амбразуру, защищая этот тезис. Все знают, что никаких амбразур и пулеметных гнезд нет, что баррикад, на которые нужно забираться со знаменем с записанным на нем тезисом, нет тоже - последние срыли лет 20 назад, но... Так приятно начать труд с чего-нибудь такого, что с легкостью, будучи однозначно правым, можно защищать неизвестно от кого. Многие авторы ведутся на это, очень многие. Одни и те же тезисы начинают сотни, тысячи и сотни тысяч статей. Изюминка здесь в том, что многие сентенции повторяются со столь давней поры, что использующие их авторы ("по накатанной") не замечают, что давным-давно возник разрыв между сентенциями и реалиями.
Примеры:
  • Деятельность женщины - это всегда самовыражение, осуществление своих идей, интересов, это инициатива.
  • Информационные технологии - важнейшая часть обучения специалистов - менеджеров.
  • Кадровое планирование является важнейшим инструментом, используемым в управлении персоналом.
  • В современной экономике новые знания и образование играют все более важную роль.
  • Эксплуатация человека человеком - центральный вопрос обществоведения.
  • Экономическая эксплуатация всегда была камнем преткновения в общественной жизни и центральным вопросом в общественных науках.
  • Риск присущ предпринимательству и является его неотъемлемой частью.
  • В настоящее время эффективное управление персоналом является одной из важнейших задач для любой организации.
  • Предпринимательства без риска не бывает.
  • В современных условиях рыночной экономики владельцы компаний все чаще оказываются в поиске наиболее надежного подхода решения управленческих задач.

2. "Глобально-революционная идея"

В отличие от предыдущего - тезис напрямую не относится к теме статьи. Он касается либо научной области или отрасли в целом, либо, вообще, всего мироздания. Поскольку мироздание большое, плотность встречаемости одинаковых тезисов в каждой отдельно взятой научной области ниже. Однако это компенсируется тем, что одни и те же тезисы могут встречаться в трудах из разных областей, поскольку мироздание не только большое, но и общее на всю науку.
Примеры:
  • Учитывая возможности, которыми может располагать современный человек в информационном веке или в веке информационных технологий, можно существенно расширить границы и улучшить качество коммуникаций, используя "онлайн" технологии.
  • В период постиндустриального информационного общества конкурентоспособность организации зависит от реализации ее человеческого потенциала.
  • Богатые и бедные. Это словосочетание встречается со времени появления письменности.
  • Современный этап экономического развития мирового сообщества в значительной мере обусловлен возрастающей ролью знаний и информации, а так же повсеместным распространением инновационных процессов во всех сферах жизнедеятельности человечества.
  • Право на образование - одно из основных и неотъемлемых конституционных прав граждан Российской Федерации. (Статья о маркетинге. - прим. мое)
  • Информация стала сегодня одним из ведущих хозяйственных ресурсов.
  • В последние годы все больше говорят об использовании компьютерных телекоммуникаций в качестве технологической основы дистанционного обучения, что связано с возросшими возможностями технических средств связи, конкретно - компьютерных телекоммуникаций.

3. "Локальный конфликт"

Иногда статья начинается с заявления, с которым опять-таки невозможно спорить, но не потому, что все давным-давно убедились в его истинности, а потому, что никому, кроме автора, никогда не приходило в голову, что с заявлением вообще можно спорить, что его вообще стоит формулировать. То есть автор помещает в начало статьи тезис, созданный в процессе некоего предельно локального по отношению к нему логического конфликта - конфликта, в котором он "потерпел сокрушительную победу". Нужно различать "Локальный конфликт" и "Революционные идеи": последние расхожи, одни и те же повторяются многими, а тезисы, рожденные в "Локальных конфликтах", зачастую уникальны для каждого отдельно взятого автора. Чаще всего таким образом свои статьи начинают студенты и аспиранты.
Примеры:
  • Бизнес - социальное явление.
  • В современной России очень часто возникают большие проблемы с экономикой.
  • Одной из главных задач менеджера - принятие управленческих решений.
  • Проектирование системы управления нельзя отделить от проектирования системы управления организацией, т.к. первая включает не только функциональные подразделения, занимающиеся работой с персоналом, но и всех линейных руководителей, руководителей функциональных подразделений, выполняющих функции технологического, производственного и экономического руководства.
  • Важно ли для руководителя разбираться в людях? Одному человеку можно поручить одно, другому - другое.
  • Понятие "человеческий капитал" приобретает в настоящее время большое значение не только для экономистов-теоретиков, но и для отдельных фирм.
  • В деятельности менеджера постоянно приходится принимать разного рода решения.
  • Наша непростая жизнь все время ставит перед нами новые задачи, новые постановки задач требуют новых методов решения.
  • Служба технической поддержки на каждом предприятии может быть построена разнообразными способами.
  • Мнения в отношении сегодняшней России, и ее будущего к настоящему моменту разделились.
  • Для многих предприятий успешность развития бизнеса существенно зависит от качественной поддержки со стороны информационных технологий.

4. "Взять на испуг"

Иногда статьи начинаются с таких сентенций, что становится страшно. Страшно становится потому, что ничего не понятно. Идея может быть простой, но облечена она в такую форму, будто бы автор преследовал целью с самого начала доклада/статьи запугать аудиторию терминологией и изысканными формулировками настолько, чтобы каждый отдельный слушатель усомнился в собственной квалификации и интеллекте в целом. Эффект усиливается благодаря тому, что этот самый отдельный аудитор подозревает, что все остальные аудиторы понимают, о чем речь, и лишь он один такой необразованный. Могу сказать по опыту участия в Государственных аттестационных комиссиях по защите дипломных проектов, в комиссиях по собеседованию со школьниками-медалистами и участниками многочисленных олимпиад, в научно-технических и методологических советах, что это подозрение редко оказывается верным. Если ИТ-шник забрел на мероприятие посвященное генетике, то да - он будет понимать меньше, чем все остальные (если, конечно, все остальные также не являются заблудшими ИТ-шниками), но если вы участвуете в собрании, непосредственно связанном с вашей квалификацией и/или научной областью, и не понимаете ровным счетом ничего, скорее всего, вы не одиноки, вы даже значительно более неодиноки, чем можете надеяться. Дополнительно, в таких тезисах сногсшибательный эффект имеет неправильное согласование, превращающее и без того малопонятное произведение в шедевральное. Другой вариант - автор сам не понимает, что пишет. Я хотел ввести дополнительные категории "Полная ахинея" и "Масло масляное", но все же из вежливости и такта делать этого не буду.
Примеры (советую читать по два раза):
  • Стремление к экономии трансакционных и трансформационных издержек, росту эффективности труда и качества производимых товаров и услуг наряду с другими факторами является причиной развития существующих и появления новых форм контрактных отношений работодателя и работника.
  • В период трансформации российской экономики активизировалась предпринимательская деятельность, что повлекло за собой формирование группы занимающихся ею людей, обладающих социально-демографическими характеристиками.
  • В современном предпринимательстве, когда интеллектуальный капитал любой компании становится ее главным конкурентным преимуществом, проблема целесообразности инвестиций в человека и измерения их экономической эффективности приобретает все большую остроту.
  • Деятельность - динамическая система взаимодействий субъекта с миром, в процессе которых происходит возникновение и воплощение в объекте психического вида и реализация опосредованных им отношений субъекта в предметной реальности.
  • Осознавая важность мыслей экономика стремится со свойственной ей дотошностью вычислить и обратить в формулы мыслительную деятельность, поставив ее на службу повышения стоимости компании, максимизации прибыли и другим своим экономическим целям.

5. "Поправка на ветер"

Автор с самого начала снимает с себя всю ответственность за написанное. Он пишет и говорит, говорит и пишет, но при этом мысленно готовится ответить на любое замечание: "Я не настаиваю"! Если нет доказательств правоты автора, если нет готовности защищать свои выводы, если выводов в принципе нет, то возникает резонный вопрос: "Зачем было писать статью"? Размышления по данному вопросу я оставляю вам - мои дорогие читатели.
Примеры:
  • Определение принципов управления чем бы они ни было - задача, не имеющая однозначного решения. (Тут нужно отметить, что заканчивается статья сообразно тому, как она начинается: "Предложенный перечень принципов не является исчерпывающим и находится в процессе доработки. Административная работа в вузе ведет к поиску новых методов и принципов управления качеством образования".)

Пожалуй, хватит. Лично у меня кровь стынет. Обратите внимание (это касается в первую очередь пунктов 1. и 2.) на повторяемость сюжетов.

Уважаемые руководители студенческих работ, возьмите за труд читать произведения своих подотчетных. Уважаемые авторы, выступите со своей статьей или докладом перед кем-нибудь близким (родственниками, коллегами, друзьями) прежде чем ставить эксперименты на больших, посторонних, ничего плохого не сделавших вам аудиториях!

суббота, 5 июня 2010 г.

Семь: цифровые перспективы Европы или старая повестка нового десятилетия

Еврокомиссия представила Цифровую повестку дня для Европы (Digital Agenda for Europe) – стратегию обеспечения экономического роста экономики Евросоюза в цифровую эпоху и распространения цифровых технологий среди всех слоев общества.

Документ очень своевременный. Начинается он со слов о том, что кризис отбросил экономику и, в том числе, цифровую на годы назад. О том, что, столкнувшись со старением населения и прочими неприятностями, Европа имеет три варианта действий: работать усерднее, работать дольше (более продолжительное время – непонятно только, по сравнению с чем) или работать умнее… Далее отмечается, что, скорее всего, придется работать и по первому, и по второму, и по третьему варианту, но третий метод, конечно, наиболее важен (хотя и не имеет смысла без первых двух).

Вообще, за последние десятилетия официальная политическая проза в виде коммюнике, докладов, отчетов и так далее, а также сами политики в своих устных выступлениях столь далеко продвинулись по пути от сухих формулировок к «сочным» и образным, что порой думаешь, что лучше бы они этого не делали. Что касается кризиса, то сегодняшние упоминания о нем в каждом документе – это уже не необходимость, а, скорее, элемент стиля… как раскраска бытовой электроники в «металлик» в 80-х годах прошлого века, вымазывание ее черным – в 90-х и снова в «металлик», начиная с 2000.

Упомянутый документ был бы актуален и без кризиса, как и большая часть документов, предлагающих развиваться в каком-либо конструктивном ключе, констатирующих наличие роста/падения (или отсутствие таковых) в каких-либо значимых для общества областях. Должен оправдаться: я не просто глумлюсь – это очень важный момент: дело в том, что кризис все еще воспринимается многими как временное явление, поэтому, читая документы, где он увязывается с некими проблемами, легко впасть в заблуждение относительно того, что эти проблемы кризисом порождены и уйдут вместе с ним.

Этого не случится по двум причинам:
  1. Большая часть общемировых и локальных проблем имели место и до кризиса, соответственно, останутся и после него.
  2. Кризис и сам не собирается никуда исчезать, потому что, то, с чем мы имеем дело сегодня, – это уже не кризис, а переходная стагнация.
Возвращаясь к комментируемому документу: из него как раз очень хорошо видно, что люди говорят о кризисе в связке с проблемами, не имеющими к нему прямого отношения. Ядро документа – это список из семи препятствий на пути к общеевропейскому цифровому экономическому счастью. Перечислю:
  1. Фрагментированность цифровых рынков, то есть отсутствие единого.
  2. Недостаток интероперабельности – цифровые услуги, предоставляемые на территории Европы, недостаточно тесно связаны между собой, хотя это уместно во многих случаях.
  3. Киберпреступность.
  4. Недостаток инвестиций в сети.
  5. Недостаточные усилия в области исследований и инноваций.
  6. Недостаток ИТ-специалистов и общей культуры, навыков в области цифровой литературы и журналистики. Признаюсь, мне непонятно, зачем это свалили в одну кучу – проблемы совершено разные.
  7. Упускаемые возможности по ответу социальным вызовам (изменение климата, старение популяции и т.д.).
Кроме того, в документе зафиксированы предлагаемые методы преодоления перечисленных препятствий. Предлагаю пройтись по пунктам:
  1. Фрагментированность рынка – это совершенно нормальное явление для Евросоюза, куда страны входят, стремясь получить плюсы от общности, но стараясь не допустить потерю плюсов индивидуальных.
  2. Интероперабельность – чем больше цифровых услуг, тем сложнее их интегрировать, это естественно. Стандарты, например, решают эту проблему лишь отчасти, потому что другая часть решения – следование им.
  3. Киберпреступность – с ней и до кризиса все было хорошо в том смысле, что и до кризиса с ней все было плохо: уровень неустанно рос и будет расти впредь. Кризис дал киберпреступности толчок, но он не был ее созидателем. Цифровая активность общества и индивидов, его составляющих, растет с каждым днем. По данным сайта Internet World Stats количество интернет-пользователей на 31 декабря 2000 года составляло 360,985,492 человек, а на 31 декабря 2009 года - 1,802,330,457 человек, то есть за 10 лет это количество выросло на 399.3% (конечно, остается еще вопрос о том, кого специалисты сайта считают пользователями, но, поскольку метод подсчета в обоих случаях одинаков, динамика все равно заметна хорошо). По тем же данным Интернетом сегодня охвачено 26.6 % мировой популяции людей – это явно не предел (особо низкая доля проникновения Интернета наблюдается в Африке - 8.7 % и, как ни странно, в Азии - 20.1 %). Киберпреступники – это не какие-то другие люди, это те же самые индивиды, и их становится все больше.
  4. Недостаток инвестиций в сети – согласен, здесь связь с кризисом оправдана, хотя оправданы и другие связи (например, с «кризисом дот-комов»).
  5. Исследования и инновации.
  6. Недостаток ИТ-специалистов и общей культуры, навыков в области цифровой литературы и журналистики.
    • Что касается недостатка специалистов и исследований/инноваций, очевидно, - это связанные между собой вещи. На моей памяти, сообщения об этом в массовом порядке пошли где-то в 2003-2004 гг., но, может быть, это началось раньше. Само явление уж точно зародилось давно и развивалось долго. Причин ему несколько, подробное их рассмотрение превратит этот комментарий в диссертацию, но, думаю одну назвать можно. Изначально ИТ было областью для избранных. Не в том смысле, что мы чем-то лучше других, а в том, что мы готовы долго делать какие-то, имеющие смысл только для нас, но не для окружающих, вещи, в надежде получить некий результат, имеющий больше смысла для окружающих, чем для нас… и при этом мы командуем машинами. Понятно, что все люди на Земле не могут иметь подходящий для всего этого склад ума и пристрастия. В какой-то момент ИТ стали популярными, и в отрасль (а сначала – в институты на данное направление) хлынули люди, многие из которых не разобрались, на что они подписываются. Что касается частного случая России, то, полагаю, любой человек, проработавший в ИТ-образовании несколько лет, а также любой разработчик, которому приходится собеседовать других потенциальных разработчиков, сможет рассказать о последствиях этого наплыва. То, что происходит сейчас – это возвращение отрасли ИТ «на круги своя»: настоящих специалистов по ИТ никогда не было больше чем нужно и никогда не было много. Но даже, если рассматривать любых специалистов (в сегодняшней России это разделение на «настоящих» и «любых» имеет смысл), то заманить молодежь на определенные специальности всегда бывает крайне трудно. ИТ не единственная такая область и отрасль, не нова и проблема. Приведу фрагмент речи Карла Дарроу, секретаря физического общества, произнесенной им аж в 1951 году на собрании, посвященном 20-летию со дня основания Американского института физики:

      Как заманить в физику будущих ферми, кондонов, слэтеров?

      Обычный в этих случаях метод -- удивить, потрясти. Беда в том, что человека нельзя удивить, если он не знаком с той ситуацией, в которую Ваш сюрприз вносит решающие изменения. Не так давно я прочёл, что некто проплыл 100 ярдов за 49 секунд. Это совершенно меня не удивило, потому что я не знал, чему равнялся старый рекорд - 39, 59 или 99 секундам. Но я читал дальше и обнаружил, что старый рекорд составлял 51 секунду и держался в течение нескольких лет. Первое сообщение теперь пробудило во мне слабый интерес – едва отличный от нуля, но по-прежнему никакого удивления! Теперь представьте себе физика, меня, например, который пытается удивить аудиторию, состоящую из дилетантов, сообщением о том, что сейчас вместо двух элементарных частиц мы знаем целую дюжину или что олово совсем не оказывает сопротивления электрическому току при температурах ниже некоторой, а новейший циклотрон разгоняет протоны до энергии 500 Мэв. Ну и что? Это просто не даёт эффекта! И если я оснащу своё сообщение экстравагантными утверждениями, это произведёт не больше впечатления, чем размахивание руками и крики лектора перед глухонемой аудиторией.

      Ошибочно также мнение, что аудиторию можно потрясти, продемонстрировав решение какой-нибудь загадки. Беда здесь в том, что никто не заинтересуется ответом на вопрос, которого он не задавал. Автор детективных рассказов всегда создаёт тайну, прежде чем её решать. Можно было бы последовать его примеру, но труп неизвестного человека, с которого обычно начинается детектив, – зрелище существенно более захватывающее, чем труп известной теории, с которого должен начать физик.

      Другой способ: можно пообещать любому вступающему в наш собор, что там он найдёт удовлетворение своему стремлению к чему-то неизменному, постоянному, вечному и бессмертному. Это фундаментальное стремление, поскольку оно постоянно фигурирует в произведениях мистиков, поэтов, философов и учёных. Лукреций считал, что он удовлетворил это желание, сказав, что атомы вечны. Это была прекрасная идея, но, к несчастью, Лукреций понятия не имел о том, что такое атомы. Представлениям древних об атомах ближе всего соответствуют, по-видимому, наши элементарные частицы, но – какая неудача! – ни один из членов этого беспокойного и таинственного семейства не является бессмертным, пожалуй, за исключением протона, но и его бессмертие висит на волоске: как только где-нибудь поблизости появится антипротон, он в самоубийственном столкновении сразу же прикончит соседа. Наши предшественники столетиями пытались найти этот "вечный атом", и теперь, докопавшись до того, что они считали гранитной скалой, мы обнаружили, что по-прежнему стоим на зыбучем песке. Так будем ли мы продолжать говорить о величии и простоте нашей картины мира? Величие, пожалуй, но простота, которая была очевидна Ньютону и Лапласу, – простота ушла вдогонку за "вечным атомом" Лукреция. Её нет, она утонула в волнах квантовой механики. Я подозреваю, что в каждой отрасли физики можно показать новичку хорошую, поучительную и соблазнительную картину – только если не пытаться копать слишком глубоко. (Конобеев, Ю. В., и др. Физики продолжают шутить. - М.: Книжный дом "ЛИБРОКОМ", 2010)

      Помножим сказанное Дарроу на нынешний культ денег, их вечное отсутствие, на то, что выдающимся специалистом в ИТ, в общем, можно и не стать, на нынешние моральные ориентиры и отсутствие желания разбираться в сложных вопросах и получим, собственно, то, что имеем.
    • В связи с проблемой недостатка грамотности и навыков в области цифровой журналистики и литературы, я сразу вспомнил об авторах концепции Веб 3.0, которые называют господствующий ныне в Сети «коллективный разум» (Веб 2.0) – «групповым помешательством».
  7. Недостаточно эффективный цифровой ответ социальным вызовам связан не только с недостаточными усилиями европейских правительств. Вызовы называются социальными не только потому, что они стоят перед обществом в целом, но и потому, что именно представители общества должны на них отвечать. Как ни обидно это прозвучит для некоторых – многое в Интернете находится вообще вне компетенции государства, и это, в общем, правильно. Я не припоминаю выборов в Государственную Интернет-Думу или выборов Интернет-Президента.
Итого, проблемы в документе отмечены важные и вместе с тем неизменные на протяжении многих лет. Эдакий документ-констатация с прицелом на то, что нужно сделать до 2020 года, чтобы все было хорошо. Я помню, как в рамках одного проекта мы встретились с моим другом вечером за чашечкой кофе, обменялись идеями, запланировали некоторые действия, и я попросил его назначить день следующей встречи со словами: «Нам же нужен какой-то срок, чтобы мы собрались и поняли, что опять ничего не сделали» (мои слова были пророческими). Но, вообще, на российскую версию подобного документа очень бы хотелось посмотреть или, другой вариант, - разработать его. Был бы смысл… (Последнее предложение можно воспринимать как утверждение или как сомнение в зависимости от настроения читателя.)