Поделиться

среда, 30 января 2013 г.

Восприятие жизни

Мое восприятие жизни сводится примерно к следующему:

1. У меня есть потребности: духовные, физиологические, связанные с обязательствами (работа, родственники, другие социальные контракты).

2. Есть ряд ограничений на удовлетворение этих потребностей, налагаемых внешней средой (логистика, экономика, окружающие и прочее) и собственными способностями/возможностями (IQ, состояние здоровья и т. д.) и опытом.

3. На стыке 1 и 2 рождаются некие "предприятия" или, если мельче, необходимые действия.

4. Каждому действию в момент его появления назначается определенный приоритет с учетом оперативной обстановки (погода, настроение и прочее).

5. Список действий периодически пополняется (новые потребности определяют необходимость новых действий), некоторые действия удаляются из списка (теряют смысл или к ним теряется интерес), некоторые выполняются.

6. Вне зависимости от судьбы действия (выполнено, провалено, откинуто) производится оценка его эффекта, которая запоминается в количественном или качественном выражении в виде опыта. При этом опыт является как частью пространства ограничений, так и частью оперативной обстановки.

7. Список держится в голове и постоянно перечитывается и обновляется (пополняется, сокращается, изменяются приоритеты отдельных действий) с учетом изменяющейся оперативной обстановки. Это происходит от 3 до 5 раз в минуту.

Всё!

Редакторские будни: полный ¶

Существует несколько заблуждений, связанных со знаком абзаца и с тем, как абзацы следует и не следует оформлять.

Microsoft и Википедия извратили предназначение знака абзаца и его смысл: в Word символ ставится в конце абзаца, текст на Википедии также гласит, что

Знак (символ) абзаца (¶; Юникод U+00B6) - символ для обозначения окончания абзаца.

На самом деле, знак абзаца в средневековых книгах, с тех пор, как абзацы стали разделяться с помощью новой строки, всегда ставился в начале нового абзаца, а не в конце предыдущего.



До этого момента он помещался между концом последнего предложения из группы предложений, связанных по смыслу, и началом первого предложения следующей группы. То есть никаких "концов абзаца" просто не было, потому что не было перевода строки и абзацев в том виде, как мы привыкли их воспринимать. Символ, представляющий собой зачеркнутую латинскую букву C, как правило, красного цвета, и был наиболее часто применяемым указанием на то, что одна мысль закончилась, а другая вот-вот должна начаться.


Были и другие способы указать на то же самое, например, буквица, но она по определению занимает больше места.


Со временем книги стали набирать и печатать, но наборщики специально оставляли место в начале абзаца, чтобы потом туда была от руки вписана все та же перечеркнутая C. Так появился "абзацный отступ" и выражение "красная строка" (напомню, что символ чаще всего вписывался красными чернилами).

В наше время узнать в символе абзаца ¶ букву C с двумя чертами довольно сложно. Считается, что C является сокращением от латинского слова capitulum, что означает "параграф". Слово же "параграф" пришло из греческого и означает "написанное рядом". Иными словами, абзац и параграф - это одно и то же. Что касается символа параграфа §, то насчет его происхождения нет единого мнения:
  • в некоторых источниках говорится, что он происходит от стилизованной пары букв S - "канцелярского множественного числа" немецкого сокращения S. слова Satz в значении "фраза, предложение";
  • Я. Чихольд в своей работе "Для чего нужны абзацные отступы" (Чихольд Я. "Образ книги". - М. : Изд-во Студии Артемия Лебедева, 2011) пишет, что

    "... некрасивый знак параграфа § - это выродившийся вариант средневекового знака ¶..."
Из этого следует один простой вывод: набирать заголовок, ставя перед ним знак параграфа и номер, - неправильно. Кстати, знак абзаца в html-коде выглядит как ¶, что тоже, как бы, намекает, хотя и не является аргументом.

В наше время широко распространилась верстка, в особенности документов, без абзацного отступа. Споры вокруг целесообразности такой верстки шли еще во времена бурной деятельности Чихольда (годы его жизни: 1902-1974). Дело в том, что нет другого столь же универсального и элегантного способа разделения абзацев, как отступ. Отступ ничего не требует, помимо себя самого. В противовес этому набор без отступа требует сокращения предыдущей строки и/или увеличение пустого пространства по вертикали между абзацами (интерлиньяжа) - это то, что по умолчанию делает сегодняшний Word. При этом ни то, ни другое не гарантирует визуального выделения абзаца читателем: последняя строка предыдущего абзаца вполне может быть обычной полной длины, в случае увеличения интерлиньяжа между абзацами может возникать сомнение, начинается ли новая страница с абзаца или нет. В этом вопросе я согласен с маэстро Чихольдом: в типографике, как и в деле создания персидских ковров, инновации, на самом деле, вредны, потому стоит придерживаться традиций и всегда делать абзацный отступ шириной в 3-4 буквы основного шрифта. Исключение составляет случай первого абзаца главы или раздела, если заголовок этой главы или раздела выставлен по центру: в этом случае, поскольку абзац первый, он не потеряется, а под центрированным заголовком абзац без отступа будет лучше смотреться. При верстке книги специалистом этих правил обычно придерживаются (или мне всегда везло со специалистами), но вот когда речь идет о служебных записках, дипломных работах, научных отчетах и прочем...

Примечание 1: Мне несколько неудобно, поскольку, говоря о правильном оформлении текстов, в данном блоге я сам использую его упрощенную, не совсем правильную версию. Я стараюсь выставлять неразрывные пробелы, например, но на то, чтобы сделать везде абзацные отступы или использовать правильные, приличествующие каждому случаю тире, у меня, увы, не хватает сил и времени. Меня извиняет, разве что, то, что в документах на бумаге я следую описанным мною правилам неукоснительно, а данный блог считаю, в каком-то смысле черновиком.

Примечание 2: Кстати, Артемий Лебедев, ратующий за правильную типографику, в онлайн-версии "Ководства" тоже не использует абзацные отступы (хотя в html-странице нет разрывов, а потому нет проблем с выделением абзацев увеличенным интерлиньяжем) и записывает названия и номера разделов с применением знака параграфа. :)

Примечание 3: Все изображения в этой статье позаимствованы с сайтов зарубежных музеев и университетов через каталог оцифрованных манускриптов.

суббота, 12 января 2013 г.

Редакторские будни: иллюстратор

Когда речь идет о научной графике, то авторы статей и монографий, как правило,  создают их сами, хотя во многих случаях, судя по результатам, им не стоило бы брать на себя сей специфический труд (как грех на душу). Во многом к счастью, если дело касается художественных иллюстраций, авторам приходится привлекать профессионала или просто человека, который умеет рисовать. Я впервые столкнулся с такой необходимостью в 2008 году. Мне, как я люблю говорить, медведь на руку наступил, то есть рисовать я не умею совершенно. По этой причине я ничего не могу сказать о ситуации, когда автор текстового произведения самостоятельно дополняет его иллюстрациями. Однако кое-каким опытом из области общения автора книги и иллюстратора я поделиться могу.

Речь идет именно о художественных иллюстрациях: сцены из жизни, карикатуры, шаржи, портреты и так далее привычны в художественных произведениях, но не каждый ученый или преподаватель сочтет необходимым или даже возможным помещать их в научных трудах или учебниках. Отчасти это правильно: если речь идет о какой-то серьезной аналитической статье фундаментального характера, в которой масса формул и таблиц и которая публикуется в известном научном журнале с полувековой или вековой историей, известном своими академическими традициями. Если же речь идет о работах популярного характера, о беллетристических обзорных работах, ответ на вопрос о необходимости иллюстраций отнюдь неоднозначен. На мой взгляд, художественная иллюстрация может использоваться с двумя целями:
  • для погружения читателя в нужную атмосферу, которую не всегда легко создать с помощью букв;
  • для акцентирования внимания читателя на чем-либо важном, для уточнения каких-то деталей - человеческий язык, как известно, неоднозначен, неточен, неполон и избыточен, и картинка может быть красноречивее и точнее многих слов.
В таком контексте грамотно подобранная или специально разработанная иллюстрация на обложке или внутри статьи, монографии, учебника может стать не просто "фишкой" работы, а значительно ее дополнить, сыграть в ощутимый плюс и принести реальную пользу. Я уж не говорю о том, что дополнение своего труда иллюстрациями делает его написание для автора более интересным занятием.

В таком случае, разумеется, встает вопрос о выборе иллюстратора. Два самых простых совета:
  • ни за что не нанимайте художника-иллюстратора, если вы не видели его работ, даже если он готов работать за бесплатно - как пара хороших рисунков способна существенно обогатить текстовый материал, так пара посредственных способна испортить читателю все впечатление от оного;
  • ни за что не нанимайте иллюстратора, если его работы вам не нравятся, даже если все вокруг от этих работ в восторге.
Первый совет - это трюизм, со вторым дело обстоит несколько сложнее, и к нему мы вернемся позже. Имеет ли потенциальный художник-иллюстратор специальные опыт и образование или не имеет в данном случае не так уж и важно - если вы смотрите на его портфолио (которое в принципе есть и состоит не из единственного рисунка) и понимаете, что это то, что вам нужно, значит можно и поработать. Если художник способен работать в разных стилях и техниках, в цвете и без цвета, тем лучше - это означает, что у него широкий кругозор, значительный опыт (как минимум он искал себя и, возможно, несколько раз находил), он способен адаптироваться, пробовать разные варианты и работать с ним будет проще. Все это опять-таки будет видно по портфолио. В том числе полезно посмотреть и работы художника, которые он делал вне заказных проектов - на продажу, в свободное время, во время обучения или по какой-либо другой причине.

В организации процесса работы есть нюансы, самым важным из которых мне представляется следующий.

Мне кажется, что хорошую, интересную, захватывающую книгу или статью можно написать только в том случае, если еще до начала работы автор способен мысленно обозреть, увидеть, представить конечный результат. Такое представление часто называют "видением" (с ударением на первый слог). Здесь речь идет не о стиле - это несколько другое, не о структуре и не о качестве содержания. Эти вещи, если заменять ими "видение" по отдельности и исключительно на них опираться, обедняют и сам процесс созидания, и результат. Например, если рассматривать в качестве аналогии популярному научному труду торт, то содержание - это то, из каких ингредиентов он сделан, структура - это количество и порядок слоев, а также и промазки между ними, стиль - это оформление, то есть внешний вид, количество розочек. Но даже если техпроцесс создания торта выверен и зафиксирован, продукт может получиться неудовлетворительным: стиль в виде жирного крема на вершине торта может войти в противоречие с содержанием в виде слоев их легкого безе, структура его может содержать столько слоев, что кусок не будет пролезать в рот и так далее. "Видение", с другой стороны, отражает торт в целом: и то как он будет выглядеть, и то каков он будет на вкус, и то какую реакцию организма вызовет съеденный кусок, то есть "видение" - это стиль, структура и содержание в совокупности, дополненные здравым смыслом и неким озарением. Мне такой подход к работе кажется уместным в отношении вообще любого проекта: книги, программного продукта, аналитического документа, магазина, научной работы, мобильного телефона, автомобиля, борща и т. д.

Интересно, что этот подход, если мы говорим об иллюстрациях, выполняемых отличным от автора текстового материала человеком, таит в себе проблему: если автор действительно хорошо представляет себе будущий результат, он может излишне давить на иллюстратора, с целью получить в качестве рисунка именно то, что, как он думает, ему нужно. В этом случае иллюстратор становится буквально интеллектуальной машинкой для зарисовывания образов, придуманных автором. Однако чтобы труд получился действительно хорошим, а сам процесс созидания оного приносил удовольствие всем его участникам (что необходимо), автору, на самом деле, нужно совсем не это. Совсем не для механической работы автор выбирает иллюстратора и возможно оплачивает его работу - ему и его творению необходимо в нарисованной части вдохновение, озарение и талант этого иллюстратора, его образы, его мысли и его мастерство. Таким образом, вместо давления на иллюстратора и просьб нарисовать "вот это" и "вот это", необходимо отправить его в "свободное плавание", предварительно попросив его прочитать работу или фрагмент работы, нуждающийся в художественном оформлении (без этого вообще никуда). Сделать это можно только в том случае, если вы художнику доверяете, если вы уверены, что он способен обогатить работу, отсюда и второй совет из приведенных выше - как можно доверить свое детище специалисту, чьи работы вам не нравятся?

Все сказанное нисколько не означает, что в вашем "видении" на месте иллюстраций должны быть пустые места:
  • если у вас есть общая концепция иллюстрирования - одна иллюстрация для каждой главы или для каждой важной мысли, - обязательно ознакомьте с ней художника;
  • формулируйте постановку задачи для иллюстрации в виде сюжета, того, что вы хотите донести до читателя, но не в виде образов и композиции;
  • обсуждайте эскизы, делитесь мыслями, уточняйте детали, если они для вас критичны.
В общем, если вы ответственно подойдете к выбору художника-иллюстратора и дадите ему волю для проявления творческих порывов и навыков, вы не просто получите хорошие иллюстрации, вы будете приятно удивляться каждый раз, когда будете получать готовый рисунок. Каждый такой рисунок при получении и включении его в нужное место документа с вашей статьей или книгой станет для вас маленьким праздником, каковым для меня каждый раз становилось получение очередного рисунка замечательного художника Марии Добрыниной, иллюстрировавшей мои книги "Реальность 2.0b" и "Редакторские будни". Кстати, с Марией мы ни разу не виделись с глазу на глаз - только с клавиатуры на монитор, два с половиной года мы плодотворно работаем и общаемся исключительно посредством электронной почты.