Поделиться

воскресенье, 3 июля 2011 г.

Редакторские будни: раб корректуры

Вот яркий пример того, зачем нужны отдельный специалист-редактор и отдельный специалист-корректор при подготовке книги, и почему автору не стоит брать соответствующий функционал на себя. Нет, я никогда не был уверен в обратном, но на своей шкуре я в полной мере ощутил одиночество из-за отсутствия редактора и корректора только сейчас.

Когда готовилась "Реальность 2.0b" у меня просто не было времени отдавать ее в профессиональную редактуру и корректуру - все делал сам. Конечно, я подозревал, что там есть ошибки: опечатки, неверно поставленные или отсутствующие запятые и т. д. Но трижды перечитав верстку (уже сверстанный макет книги для типографии) и, до этого, неисчислимое число раз перечитав сам материал, я, тем не менее, считал, что все, в целом, благополучно, то есть нет каких-то "ну уж совсем явных ляпсусов".

Первые звоночки зазвенели после того, как я начал раздавать книжки направо и налево:

  • на обороте обложки обнаружилось два лишних переноса;
  • от читателей, за что им огромное спасибо, стали поступать сведения об опечатках: "стр. 78 - тра-ля-ля", "стр. 91 - ого-го" и так далее - в основном это были неприятные ошибки в самом материале (мои, то есть), но они были малочисленны;
  • на 268 странице абзац начинается словами: "2000 г. - ышего профессионального образования, появляются "Прикладная информатика (по областям)" и "Математическое обеспечение и администрирование информационных систем" - это уже серьезно, ибо даже я сам не в состоянии по памяти восстановить, что там было, текст был урезан при верстке, а я не заметил.
Помимо прочего, через три месяца после выхода я просматривал книгу, когда готовил очередную аналитику - полез за фактами, и обнаружил много нового, в том числе, что не со всеми рисунками все гладко.

Вопрос: это я такой слепой или верстальщик? Ни то, ни другое. Есть такая штука, как привычка к тексту: если ты пять раз случайно не заметил ошибку, то в процессе шестой и последующих проверок ты не имеешь уже ни шанса ее заметить, глаз не цепляется - это что касаемо редактуры материала. А с ошибками верстки (с корректурой) все еще веселее: как говорилось в незабвенном фильме "Трасса 60", "мозгу проще интерпретировать исходя из опыта, а не увиденного". То есть, когда ты просматриваешь уже практически заученный материал в сверстанном виде, ты трактуешь его в соответствии с тем, что на каком месте должно быть, а не с тем, что там реально имеется. Например в части указанной выше страницы 268, не поверите, но я точно помню, как я просматривал ее раза 4 сверху донизу. Редакторы и корректоры используют специальный метод, называемый "вертикальный контроль". Я самостоятельно тоже к нему пришел (назвав "проверкой соглашений по кодированию"), но он мне не сильно помог. Когда я снова взялся за труд спустя три месяца, я, естественно, начал видеть ляпы, поскольку за это время глаза и мозг отдохнули и подзабыли книгу.

Верстальщик тоже не сверхчеловек, он, работая с полями, оформлением и прочим, сосредоточен на своих задачах, и также не имеет возможности  избежать ошибок, как автор - исправить их.

Вывод: нужен третий (или третий и четвертый) человек.

4 комментария:

  1. Ну, это известный факт, что глаз замыливается. Поэтому всегда отдают на чистку другому человеку.

    ОтветитьУдалить
  2. Как приятно видеть автора, который понимает важность труда хорошего корректора! )))

    ОтветитьУдалить
  3. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  4. Да, причем, в отличие от редакторов или верстальщиков, корректоры как-то незримо проходят в истории подготовки издания. По крайней мере, таково мое ощущение на базе четырехлетнего опыта работы научным редактором журнала. Я могу вспомнить всех литературных редакторов и верстальщиков, с которыми работал, но спроси меня, кто был корректором того или иного номера... к своему стыду не могу вспомнить. Если точнее, то я никогда этого и не знал. Увидев на собственном примере, как необходим их труд, просто таки преклоняюсь и снимаю шляпу.

    ОтветитьУдалить