Поделиться

воскресенье, 12 декабря 2010 г.

Редакторские будни: кто за что в ответе?

При подготовке книги или журнала очень важен климат, в котором идет работа. Одним из элементов этого климата (или бизнес-практики - это как пожелаете) является грамотное разделение труда, обязанностей и ответственности, а также осознание всеми участниками процесса справедливости этого разделения. Итак:
  • Автор отвечает за то, что он написал - предполагается, что он может ответить на любой вопрос по своему тексту, рисункам в нем, формулам и т.д. и т.п. Без этого работа вообще не склеится.
  • Научный редактор отвечает за то, чтобы в статье или в книге не было откровенной ахинеи. Здесь нужно пояснить. Стили работ бывают разные: беллетристика с ее свободой, предположениями, заключениями; строгое научное изложение, где не должно быть пробелов между посылками и выводами; обзорный материал по какой-либо теме. Если речь идет о произведении, претендующем на звание "научного" так или иначе, то предполагается, что а) любое заявление в нем должно на чем-то основываться, б) заявления не должны противоречить друг-другу, с) известные формулы должны приводиться без ошибок, а неизвестные получаться без ошибок из известных, г) терминологический аппарат, буде таковой вводится, должен быть разложен по полочкам, д), е), ... Часть из всех этих требований носит формальный характер и может быть проверена даже новичком, не написавшем ни одной собственной статьи, в то время как проверка или приведение материала в соответствие с остальными требованиями предполагает наличие у научного редактора опыта. Вообще говоря, редактор не обязан перекраивать статью, более того, не должен делать этого без ведома автора, но иногда бывают случаи типа "я понимаю, о чем это, и это круто, но вот одну фразу нужно поменять, чтобы удовольствие от понимания смогли получить и все читатели". Это и есть зона ответственности научного редактора.
  • Литературный редактор следит за тем, чтобы текст по итогам работы научного оставался текстом на естественном языке. Например, для меня как научного редактора не важно, что в одном предложении 3 раза встречается слово "формула" (для меня не важно, даже если оно встретится 54 раза), но это важно для редактора литературного, который заботится о благозвучии.
  • Корректор заботится о грамматике, то есть исправляет глупые ошибки, расставляет/убирает запятые и другие знаки препинания, которые часто слишком щедро или наоборот скупо разбросаны по тексту.
Все это понятно, так причем же здесь климат? Дело в том, как все участники подходят к процессу или, точнее, должны подходить. Разумеется, научный редактор не является тотально безграмотным в части русского языка (то есть в это хочется верить) - он может видеть и исправлять ошибки не только в формулах, но и в тексте. Литературный редактор по аналогии может заметить ошибку в формуле, пропущенную научным (например если это какая-нибудь хорошо известная формула, по которой взгляд научного редактора скользнул и передал в мозг то, что в ней должно было быть, а не то, что было). У нас случались целые "консилиумы" с привлечением автора и еще нескольких специалистов - мы спорили о том, как понимать то, что написано.

При этом, даже если "научник" правил запятые, а "литератор" - формулы, никто не забывал о том, кто за что отвечает. В любой момент, если дело касалось науки, я мог сказать: "Я понимаю, что это может выглядеть странным, но оставляем, как есть", - и все - другие редакторы и корректоры не спорили. Аналогично и с правкой "удобочитаемости" - если литературный редактор говорил, что нечто "надо бы изменить", то можно было и поспорить, но если звучало "однозначно заменить" - однозначно заменяли. И никто, никогда, ни на что не обижался - тихо, спокойно, без нервов, с взаимным уважением, к всеобщей радости.

Короче, по опыту наиболее эффективный процесс возникает там, где все делают общее дело, нечетко разделяя обязанности, но четко разделяя зоны ответственности, как бы странно это ни звучало.

Комментариев нет:

Отправить комментарий