Поделиться

суббота, 5 декабря 2009 г.

Семь шапок из овцы: теория и практика в образовании, кто настоящий клиент вуза?

Не могу сказать точно, почему "вожжа попала мне под хвост" именно сей момент. Видимо на днях я краем глаза натыкался на очередную статью из области "максимальное приближение процесса обучения студента в вузе к будущей практической деятельности".

Вспомнить: сколько всего на эту тему уже написано было, чего только к этому не приплетали, включая технопарки и прочее. Согласен, есть позитивные результаты, далеко не всегда соответствующие декларируемым целям, но, по-моему, достижений куда меньше, чем деклараций.

Задумался: мы так привыкли слышать про необходимость вот этой спайки теории и практики, про ужасы отрыва первой от второй, про беды и нечеловеческие усилия компаний-работодателей по переучиванию новоиспеченных специалистов, что, кажется, уже несколько оторвались в этом страхе и потугах от здравого смысла. Моя мама заканчивала МИТХТ по специальности "Общая технология резины" с квалификацией химик-технолог. Вряд ли она могла подумать в процессе обучения, что ей предстоит попасть по распределению в СоюзГлавРезинСнабСбыт (я не забуду это название никогда), а затем в ГосСнаб и всю жизнь работать, по сути, экономистом. Вряд ли ее кто-то плановой экономике в вузе по ее специальности сильно учил, но проблем не возникало. А сегодня-то что изменилось?

Примерно семь лет назад (цитирую глубоко уважаемого мною А.В.Хорошилова бывшего тогда первым проректором МЭСИ по статье "Система управления знаниями в Образовательном научно-производственном комплексе МЭСИ" в кн.: 6-я Российская научно-практическая конференция "Реинжиниринг бизнес-процессов на основе современных информационных технологий. Системы управления знаниями". / Сборник научных трудов. - М.: МЭСИ, 2002.):
Сегодня обществу необходимы профессионалы не узкого, а широкого профиля...

А вот в "нынешнем" сегодня, судя по всему, "уже опять" все наоборот.

Я прекрасно понимаю, что когда у вуза тесные связи с определенным крупным работодателем, потребляющим большую часть выходящих из вуза кадров, сближение вуза с работодателем, теории с практикой и логично, и осуществимо причем без лозунгов - просто студенты, становясь выпускниками, переходят из-за учебного рабочего места на реальное. Но в повсеместную идею-фикс превращать сие стремление необоснованно, особенно когда X, то есть вуз, известен, а Y, то есть работодатель, - нет.

С чего вообще взято, что отличие теории/обучения от практики - это большая беда? Еще Ганс Юрген Айзенк весьма здраво высказывался по этому поводу (Айзенк Г.Ю. Психология: польза и вред. Психология: смысл и бессмыслица. Психология: факты и вымысел. - Мн.: Харвест, 2003.), говоря о том, что практик должен обязательно дать решение к предложенной задаче, причем за ограниченный промежуток времени, тогда как у теоретика/ученого время не слишком ограничено, и ответом к задаче может быть отсутствие такового. Видите? Как бы вы ни приближали теорию к практике - все равно не превратите одно в другое.

Есть, конечно, разные специальности/направления и, возможно, что практические занятия студента при обучении попросту будут совпадать с тем, что ему придется делать после ее завершения. Однако, например, в случае обучения программистов, невозможно научить человека писать именно те программы, которые он будет писать в будущем. Подчеркиваю: сейчас у нас настоящее, а будущее будет потом.

Сумятицы добавляют и сами работодатели: в отрасли ИТ (которая мне ближе всего), много активно развивающихся небольших и средних компаний, которые появились уже после того, как нынешние студенты стали студентами, и эти компании не всегда верят в то, что просуществуют до момента становления нынешних студентов в качестве специалистов. Именно небольшие компании чаще всего и предъявляют претензии к несоответствию выпускников их требованиям, но одновременно, если их разговорить (что получается не часто, но получается) сообщают о том, что им невыгодно и неинтересно сопровождать студентов пять лет в процессе обучения. Я сам (в качестве декана факультета) пытался нескольких специалистов уговорить почитать лекции и провести практические занятия - результат чаще был неудовлетворительным, что и понятно - им не до этого, они еще не понимают ценности воспитания кадров, хотя уже жалуются на их "неформатность". Крупные компании, например, жаловались реже - они уже привыкли, у них есть свои учебные центры, свои отделы и департаменты обучения, своя образовательная инфраструктура, дотягивающая "специалистов широкого профиля" до профиля, укладывающегося в формат компании. Тогда вопрос, кто в вузе должен приближать обучение к реальной деятельности? Преподаватели без помощи тех самых работодателей? Так процентов 50% из этих преподавателей никогда за стенами вуза не работали (я сам таким был, так что ругаться могу смело), о существовании других работодателей (окромя родного вуза) они лишь догадываются, либо принимают на веру рассказы друзей.

Еще один момент во всем этом связан с тем, кого вуз реально считает своим клиентом? Студента? Работодателя? В Советские годы таких вопросов не возникало, а сегодня он ой как остро стоит! Должен ли я готовить студента для работы у конкретного работодателя, если неизвестно, хочет ли студент у него работать? Должен ли я, прежде всего, угождать работодателю, если учесть, что платит мне, вообще-то студент?

Чтобы завязать с философией, расскажу, как я поступал. Я считал клиентом студента. Я всегда опирался на непреложное правило: функция декана и деканата - обучение и защита студента от всего в стремлении дать ему:
  • достаточно знаний для самоопределения в смысле будущего направления работы;
  • систему, в которую можно уложить все приобретенные знания, умения и навыки, а также те, что он приобретет в будущем;
  • повод гордиться и чувство гордости за свою профессию.
Теперь о том, как это делалось. Чтобы получить образованного и компетентного специалиста, который сам сможет решать, какой род деятельности (или область) ему ближе и преуспеть в нем (в ней), нужна широта охвата знаний и глубина. Очевидно, что и то, и другое одновременно недостижимо в рамках учебного плана, поэтому я делал так: общие дисциплины должны были максимально широко охватывать отрасль, а дисциплины разных специализаций максимально уходить в глубину. Сами специализации выбирались по стратегии следования за трендами отрасли: в 2001-2003 годах были популярны: веб-программирование (сейчас студенты и сами этому быстро учатся), идеи искусственного интеллекта, компьютерная графика и прочее, чуть позже - мобильные приложения и Unix, еще позже - антивирусная борьба и интегративные решения. Насколько я был прав или неправ - это у моих бывших студентов нужно спросить (всем им привет, если кто увидит это сообщение).

Вот и все. Здравый смысл. В образовании развелось много лозунгов, которые, похоже, еще и ротируются периодически. Помните еще одну идею-фикс: всеобщее образовательное пространство на базе дистанционного образования (ДО), где разные вузы обмениваются компонентами учебных курсов между собой? Сколько лет назад это было? Что мы, в основном, видим сегодня? Не знаю, что видите вы, но я виду, что электронный курс в вузе может разрабатываться год - в корпоративном обучении при наличии сырого материала весь процесс от его компоновки до получения результата в виде готового пакета с курсом (например, в стандарте SCORM одной из версий), через вычитку, верстку, вторую вычитку, составление тестов и прочие стадии может завершиться за два дня. Множество вузов использует нестандартные "home-made" (доморощенные) системы ДО, не отвечающие никаким стандартам. Обо всяких там обменах наиболее продвинутыми частями курсов между продвинутыми вузами речи не идет. Почему? Идея опережала время? Да ничего подобного! Просто когда вуз говорит, что он "хочет влиться в единое образовательное пространство, да еще и обеспечить академическую мобильность студентов", он на самом деле думает "студенты мои, а в смысле пространства - нужно взять лучшее и ничего не отдать". Какое сотрудничество во время демографического и экономического кризиса? Тут бы бюджетные места заполнить, и еще как-то доходы сохранить.

Зато, пока суть да дело, идея и без вузов давно реализовалась:
Кому нужны университеты, когда у нас есть Google? Все переведенные в цифровую форму знания мира доступны нам в поиске. Мы можем соединить тех, кто хочет знать, с теми, кто знает. Связать студентов с лучшими учителями (которые сами могут быть студентами). Найти экспертов по любой теме. - Джефф Джарвис (Джарвис Дж. Что сделал бы Google? - М.: Аквамариновая Книга, 2009.)

Вот так-то. Есть реалии, а есть заезженные квази-великие псевдо-цели и вымыслы. Вуз (любой), услышь меня:
  • Определи, кто твой клиент.
  • Определи, что ты можешь ему дать, и как это лучше всего сделать.
  • Делай это... или умри! Хватит лозунгов - давайте работать.

Комментариев нет:

Отправить комментарий